войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
16 октября 2013 в 18:33

В Белоруссию на выходные

На минувших выходных мы с Пашей ездили в Белоруссию. Друзья, которым я сообщала, что собираюсь в Минск, в основном округляли глаза и спрашивали, что мы там забыли.
На минувших выходных мы с Пашей ездили в Белоруссию. Друзья, которым я сообщала, что собираюсь в Минск, в основном округляли глаза и спрашивали, что мы там забыли. Но интересно же посмотреть, своими глазами на последний в Европе островок «совка». Страна эта совсем под боком, при этом из белорусских городов я видела только Гродно, и то давным-давно со школьной экскурсией. Да и куда еще можно недорого выбраться на выходные без загранпаспорта, если Украину мы объездили еще в мае. Субботу мы посвятили Минску, а в воскресенье выбирались на экскурсию по замкам.



Первым неприятным сюрпризом было полное отсутствие круглосуточных мест общепита в столице. Мы приехали на вокзал в 5 утра, и до 7 часов, когда открывался первый «Макдональдс», замерзали, бродя в темноте по центру города. Гоповатого вида молодежь и не очень молодежь («не очень» оказались русскими туристами) начала скапливаться на крыльце за час до открытия.

Собор Девы Марии – католический кафедральный собор Минска. В такую рань он был закрыт, и внутрь мы, к сожалению, не попали.



Белоруссия готовится принимать чемпионат мира по хоккею, и забыть об этом вам не дадут: этот зубр на каждом углу.



Мы были наслышаны о проблемах с интернетом в Белоруссии – якобы доступ только по паспорту. С интернетом правда тяжело: кафе с wi-fi мы искали в Минске часа по два, но паспортов у нас ни разу не спросили. Людей на улицах очень мало, а полиции еще больше, чем у нас. Пока я фотографировала этот фасад, вокруг нас с хмурым видом нарезал круги полицейский.



Back in USSR.



В этой неприметной зеленой избушке проходил первый съезд РСДРП, сейчас там музей на три комнатки.



Всего одна из комнат посвящена самому съезду – там висят портреты этих людей с биографиями и небольшой круглый стол, за которым они вроде как заседали. Судя по жизнеописанию, это были более-менее случайные люди: почти никто не стал делать партийную карьеру – одни эмигрировали, другие издавали какую-нибудь газетку, не оставшуюся в веках, третьи вообще завязали с политикой.



Минск – очень зеленый город, а осенью разноцветный.





Повсюду идет строительство, и строят в основном ужасные стеклянно-бетонные громадины. Даже по сравнению с Москвой размах удивляет. Здание Национальной библиотеки заняло 10 место из 15 в списке самых уродливых зданий мира, по версии журнала Travel +Leisure.



Зато наверху обзорная площадка. Это фактически окраина города, но все равно посмотрите, сколько зелени! Муравейники на одном берегу и коттеджи на другом выглядят одинаково уныло и безвкусно. Страшно подумать, во что превратится город через пять-десять лет такого строительства и что с этим делать потом.





Мы забронировали гостиницу в двух станциях от центра, на станции «Грушевка». Это всего две станции от центра, но на выходе нас встретила натуральная деревня. Наш отель оказался одним из немногочисленных островков цивилизации на этой улице.



Единственный магазин закрывался в 8 вечера, и мы тщетно пытались найти там тот йогурт, который обычно едим на завтрак. Йогуртов, как в советском анекдоте, было два сорта – вчерашний и позавчерашний. Ну ладно, это я утрирую, положим, но знакомых брендов все равно не было. И литовских творожков, как ни странно, тоже. Зато попробовали «Бела-колу» – белорусский вариант кока-колы. Похоже на «Саяны». Кстати, акцизные марки у них клеят вообще на все напитки.



Вечером мы попытались сходить в театр, но сбежали минут через десять, когда на сцене началось что-то среднее между премьер-лигой КВН и студенческим капустником. Сами виноваты: взяли билеты на что попало (это был «Фигаро» в неком Современном художественном театре), потому что в самые знаменитые национальные театры билеты были разобраны. Женщина в очереди перед нами, услышав цену на билет – 40 тысяч белорусских рублей (около 140 наших рублей), громко возмутилась, что дорого, и ушла. Средняя зарплата в Минске – 6,2 млн рублей (по-нашему 22 тысячи).

Мы пребывали в печали и уже задумывались, не стоило ли оставаться в Москве, когда обнаружили, в чем Минск явно выигрывает у Москвы: общепит. Если закрыть глаза на то, что ресторанов мало, закрываются они рано, wi-fi нигде нет, а внутри играет советская попса, то кормят там все же очень вкусно, к тому же невообразимо дешево. Рекомендую ресторан «У Франциска». Еще привет из СССР: ресторанам в Белоруссии министерство торговли присуждает наценочные категории.

В воскресенье мы взяли автобусную экскурсию по замкам. Первый замок – Мирский. Его строили шляхтичи, он переходил от одного знатного рода к другому. В конце 19 века его выкупил российский генерал Святополк-Мирский, потому что название замка (произошедшее от деревни Мир) совпадало с его фамилией, и таким образом он хотел заполучить вроде как фамильное имение. В 1939 его, конечно, национализировали, а во времена немецкой оккупации там располагалось еврейское гетто. В 2000 году включен в список ЮНЕСКО.



Внутренний двор и колодец.



С одной из башен открывается вид на пруд. По легенде для того, чтобы вырыть этот пруд, Святополк-Мирский приказал вырубить сад, и с тех пор в этом озере регулярно тонут люди, включая членов семьи самого князя, и так будет до тех пор, пока количество утонувших не сравняется с числом вырубленных деревьев.



Часовня-усыпальница Святополк-Мирских. Сам князь Николай, тоже утонувший в озере, похоронен там же.



Один из владельцев Несвижского замка, Николай Радзивилл Сиротка, поездил по Италии, потом пригласил итальянского архитектора, поэтому замок после реконструкции вышел таким красивым (последний раз, впрочем, замок реконструировали совсем недавно – в 2012 году).





Богато жили Радзивиллы, с размахом. Разумеется, их тоже выгнали в 1939 году: когда Красная армия захватила замок, хозяев увезли в Москву – только вмешательство итальянских аристократов позволило им выехать в Европу. Замок за годы советской власти пришел в плачевное состояние, все ценности растащили по музеям. Экскурсоводы говорят, что когда один из потомков Радзивиллов, вернувшись после развала Союза, увидел, во что превратили великолепный бильярдный стол, он заплакал. Тем не менее 90-летняя Эльжбета Радзивилл охотно помогала реставраторам (замок по-прежнему принадлежит государству) и показывала, что где стояло в ее юности.





Напоследок пару образцов трэшовой белорусской рекламы.



Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru