ремонт телевизоров самсунг на дому
войти кнопки соц.сетей
1 сентября 2015 в 17:37

Когда будет у нее праздник?

- А вы не могли бы со мной встретиться?- задала она мне вопрос, остановив на дороге. - У меня так на душе наболело, что хотелось бы с вами поговорить. Вы словно для этого приехали в Воркуту.

После этих слов она хотела улыбнуться, но не получилось. А я, посмотрев в ее глаза, не смогла сказать, что уезжаю. Через некоторое время уже переступала порог ее квартиры. Она меня уже ждала. Екатерина Васильевна Худякова привыкла верить людям, хотя, как оказалось, ее обманывали уже не один раз.


- Вы скажите мне честно, смогу ли я хотя последние денечки в своей жизни погреться на солнышке, мне ведь уже семьдесят шесть лет? Очередь на переселение в южные районы почти не двигается. Сколько еще мне придется ждать? - после этого вопроса она замолчала, положив натруженные руки на стол. - В администрации города мне ничего не ответили. А кто тогда знает?

Мы сидели на небольшой кухоньке, где она любит смотреть в окошко. Моя собеседница не ругалась, не проклинала власть, как другие, только говорила таким голосом, что слушать ее было просто невозможно.

Ее отец воевал на фронте, имел награды, но попал в плен. Оттуда бежал. Как ему это удалось, один Бог знает. В то время разбираться никто не стал, так он оказался в Воркуте, как многие другие. Реабилитировали позже, когда нашли доказательства его невиновности. Того, что он не был врагом своего народа. Еще одна человеческая судьба, а сколько таких было в Заполярной Кочегарке?

К нему и приехали Екатерина с матерью. Жили в бараках, терпели все лишения, но были вместе. Отец в то время трудился на шахте «Капитальная» посадчиком, была такая профессия. Когда в конце февраля 1964 года был на шахте взрыв метана, унесший жизни 56 человек, ему повезло. Он остался жив, хотя отравление газом не могло не сказаться на здоровье. Да и трагедия оставила отпечаток в сердцах всех воркутинцев. Родители, уйдя на пенсию, уехали из Воркуты, Екатерина осталась.

Окончив техникум советской торговли в Сыктывкаре и получив профессию экономиста, она, вернувшись домой, стала работать экономистом на торгово-закупочной базе. В ее трудовой книжке одна запись о приеме на работу, хотя вывески на предприятии менялись не один раз.

А поощрений столько, что трудно посчитать. Около сорока лет Екатерина Васильевна отдала любимой работе. В очередь на получение квартиры за пределами города стала в 1996 году, девятнадцать лет назад.


- И конца-края нет. Мне стыдно ходить в администрацию постоянно, зачем людям мешать работать? Будет ли и на моей улице праздник? - вдруг задала вопрос и вновь замолчала.

Мы с Екатериной Васильевной говорили долго. Воспоминания бредили душу. Слушала ее, не перебивая. Человеку нужно было выговориться. Три года назад не стало ее мужа, а они вместе так мечтали пожить еще на юге. Посадить цветочки. Из 22 тысяч рублей пенсии 8 она отдает за квартиру. Не чурается подрабатывать, потому что на эти деньги прожить трудно. Очень дорогие лекарства. Но гнетет еще Екатерину Васильевну Худякову атмосфера, сложившаяся в заполярном городе, где сегодня, как она считает, никто никому не нужен. Хотя и живет она на центральной улице, но этой зимой дороги так чистили, что пройти даже в магазин было невозможно. Теперь со страхом, как и многие другие жители заполярного города, ждет снегопадов.

- Сбудется ли моя мечта? – еще раз спросила, провожая меня домой. - Я только и думаю об этом. Доживу ли до этих дней?

Выйдя на улицу, оглянулась. Она стояла у окошка, не шелохнувшись. У меня сжалось сердце.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru