войти кнопки соц.сетей
16 июня 2017 в 14:39

Недомолвки Витгенштейна 22. Послушание ошибке.

195. Ощупывание границы через принятие ошибки. Не отвержение, а принятие. Ошибка не показатель недостоверного, а возможность ощутить достоверное. И тут важно найти специалиста по границам.
195. Ощупывание границы через принятие ошибки. Не отвержение, а принятие. Ошибка не показатель недостоверного, а возможность ощутить достоверное. И тут важно найти специалиста по границам. Эксперт - это и есть специалист по границам, ему позволено ошибаться, потому что его ошибки - это не угроза поражения, а угроза результата. Почему эксперты находятся в конфликте, им комфортно в конфликте, им комфортно нахождение в области ошибки. Но важное даже не это, а в отсутствии осознания границы другого. Не эксперт потому и не эксперт, что осознает границу другого. Это и есть предел профанного. Сакральное исключает данное осознание в силу способности принятия чужой ошибки, как своей.

196. Мое не знание границ этой плоскости, не может повергать мира в ничто.

197. Послушание осознанному. Что-то ведет себя так как оно способно вести или не способно вести. Мое осознание и того и другого создает мое послушание. Послушание во всем, в суждении и в деле. Если суждение от дела отделяется, значит я не подчинился, а значит мною что-то не осознанно до конца. А может быть это значит, что есть что-то невидимое, или пока не увиденное и пока не осознанное. Что-то выскользнуло и не позволяет себя притянуть. Любое противоречие только здесь, любая ошибка, как постоянная поправка. Я скатываюсь к себе в данный момент, а все в совокупности не случается, потому что я к этому не могу скатится, потому что это не я. Т.е. на данный момент правила игры мне не позволяли скатится ко мне без ошибки, без возможности части выскользнуть и не быть принятым. Т.е. правило указывает, или лучше сказать должно указывать на силу, а не на источник силы, на то что в данный момент наиболее сильное и яркое. Я как самое яркое в данным момент в себе самом. Все как бы присутствуем во мне, но то что выскользнуло от осознания, не перестало быть мной, но оно было не ярким. А главное усилие не заметить, то я что яркое в силу правил игры, а яркое под моим усилием разглядеть это.

198. Тогда "возможное" - это все с учетом ошибок, где ошибки будут составлять 99%, а "логически возможно"(так у Витгенштейна) - это возможное без учета ошибок. Полная индукция с поправкой - гипотеза. Но тогда достоверному остается только один удел - оправданность на данный момент? Достоверное всегда оправдано и всегда не оправдано.

199. А если взглянуть на это по другому и вообще говорить об использовании ошибки, как отдельной игры для корреляции игр вообще? И Витгенштейновское "я знаю" - это как включение извечной ошибки. Но тогда любой смысл - это всегда разговор о контексте с ошибкой. Такова языковая игра. Не правильное, а нащупывание контекста с ошибкой и объявление его достоверным. И опять же, за обстоятельствами и ошибкой может быть погребено утилитарное, а за ней обнулится и суть. Заигрались. Т.е. нужна степень разделения, отделения сути от ошибки и обстоятельств? Но степень - это ведь всего навсего сложная договоренность, сложный набор уступок, постепенный набор уступок, по степени.

200. Договоренность как замешательство, как оговорка, как ошибка? Но ведь есть же момент, когда нет возможности для ошибки - "когда наступает конец". Или это попытка успокоить возмущенное бесконечным сознание? А на самом деле, если я правильно понял Витгенштейна - "сознание без конца", это вечный поиск сам по себе и к сути, к достоверному это не имеет ни какого отношения?

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru