войти кнопки соц.сетей
19 июля 2017 в 14:33

Новый человек Ближнего Севера России

"Новый человек" "Ближнего Севера" России: опыт рассмотрения культурных смыслов (ценностей), текстов культуры XIX-XXвв.

Исследование проблем производства «нового человека» является важной составляющей частью исследования феномена культуры. Именно человек является источником культуры, как «механизма порождения, хранения, и трансляции социального опыта».[8, стр.68]

Понятие «человек-в-культуре» (термин введён в научный оборот В.А. Сулимовым)[9] является ключевым для анализа эпистемологических моделей человека, которых (на основе марксистской культурологической социологии) можно выделить в истории человечества три: Античная, Средневековая и Нового времени [11]. Особым значением для данной заметки обладает эпистема Нового времени – «модерная». Она характеризуется мировоззренческим антропоцентризмом, ментально-инструментальным конструктивизмом, цивилизационно-географической экспансией, возникновением нового искусства [10].

Примерно со второй половины XIX века национальный семиозис (термин обоснован и введён в научный оборот исследователями И.Е.Фадеевой и В.А. Сулимовым) России обнаруживает выраженный сдвиг в сторону культурных ценностей «европейского модерна». Причём, в России (и в Коми крае) в конце XIX - начале ХХ века обнаруживается альтернативность пришедшего на местную почву европейского модерна. За реализацию своих проектов борются модерный буржуазный и модерный марксистский (пролетарский) культурные концепты. Интересно, что предшествующий борьбе альтернатив период правления российского императора Николая I (1825 – 1855) представляет собой системную, развёрнутую попытку государства к противоречивому социально-управленческому манёвру. Это была попытка вступить в европейский модерн при сохранении феодально-патриархальных «смыслов», «кодов» и «текстов» российской имперской культуры – именно так можно интерпретировать понимание того периода истории наиболее авторитетными современными историками [2, стр. 170-232].

В конечном итоге представляется очевидным, что системные инициативы Николая I выиграли Российской империи время, но не предотвратили её социального взрыва. Противоречия смыслов и текстов культуры в рамках российского имперского пространства росли, вели к усиливающейся конфликтности порождаемых в России проектов «нового человека» (носителя европейских модерных смыслов (= ценностей) и окружающей его патерналистской консервативной культурной среды. Эта тенденция нашла своё выражение в идейной борьбе россиян - «славянофилов» и «западников», «отцов и детей», буржуазных либералов и террористов социалистического толка, большевиков и буржуазных либералов. Российские монархи и их правительства, как видится в упоминаемый период втор. пол. XIX – нач. XX века, не имели действенного управленческого социального инструментария («антропологической машины») для эффективного взаимодействия с протекавшими в имперском российском обществе социокультурными процессами, в которые, силою обстоятельств, была втянута Россия. Как можно судить, «новые люди» Коми края XIX века, имевшие европейские (модерные) личностные ценности и установки пребывали в напряжённом дисконтакте с российскими институтами управления [3]. Кульминация столкновения носителей альтернативных культурных смыслов и текстов культуры обнаруживает себя наиболее ярко на территории Коми края (как и в России) в период Гражданской войны в России 1917-1923 гг.

Итогом бурных революционных столкновений носителей пролетарского и буржуазного культурных смыслов 1917-1923 гг. в России стало формирование в СССР ХХ века типа «пролетарской культуры» и многолетняя реализация проекта «нового советского человека» на основе марксистско-ленинского учения.

Таким образом, европейский модерн и его аксиология (система ценностей) реализовались в России ХХ века парадоксально - на путях большевизма – опыта творческого применения партией социал-демократов (большевиков В.И. Ленина) марксизма, что, возможно, также имеет культурные европейские консонансы с парадигмой «сверхчеловека», возвысившегося фактом «смерти Бога» в творчестве Фридриха Ницше (1844 - 1900). Социокультурные процессы Коми региона следовали, в основном, советскому культурно-цивилизационному дискурсу с поправкой на собственную региональную этно-социальную особенность – то активизировавшееся, то затухавшее целеполагание в строительстве коми национального дискурса культуры.

Для понимания модерных и пост модерных социокультурных процессов Республики Коми второй половины ХХ – начало XXI вв. много значит научная работа первого ректора и профессора СыктГУ, доктора экономико-географических наук Валентины Александровны Витязевой (1919 – 2010)[1].

Совокупность научных работ, выполненных и опубликованных В.А. Витязевой в Коми филиале Академии Наук СССР за период 1950 – 1964 гг., легла в основу её докторской диссертации: «Узловая проблема промышленного освоения Европейского Севера СССР»[1], защищённой ею в октябре 1965 года в Институте Географии АН СССР, в Москве.

В своей докторской работе В.А. Витязева выделяет из экономико-географического района СССР - Советского Севера – его собственные структурные составляющие: Европейский Север СССР (Архангельская, Мурманская области, Карельская АССР и Коми АССР) и Азиатский Север СССР (Тюменская, Магаданская области, Красноярский край и Якутская АССР) [1,стр.4, 20].

Сопоставляя экономико-географический состав Европейского Севера с Азиатским Севером, автор характеризует первый в качестве «Ближнего Севера». «Узловой проблемой» промышленного освоения Европейского Севера СССР» автор диссертации считает модернизацию Ближнего Севера СССР и его ключевого региона - Коми АССР [1, стр.4].

По мнению диссертанта, являясь, «главным участком Ближнего Севера» [1, стр.25], Коми АССР к середине 1960-х гг., переросла свою изначальную (периода 1920-х гг.) экономико-географическую структуру, состоявшую из двух районов – Печорского и Вычегодского – как «устарелую». [1,стр.95]

Печорский район Коми осваивался в ХХ веке цивилизационным механизмом ГУЛАГ-га, собранным, в свою очередь, на «русском культурном коде» - русском языке и на соответствующих ему «текстах культуры». Вычегодский же район Коми развивался в ХХ веке на паритетном начале взаимодействия традиционной сельской коми-языковой культурной среды и соответствующих ему текстах культуры с цивилизационным механизмом ГУЛАГА.

Из этого следует, что в процессе разворачивания процессов модернизации ХХ века в Коми крае произошло столкновение патриархальной национальной культуры народа коми с индустриальной, модерной культурой советских большевиков-коммунистов. Национальная культура народа коми претерпела модерное преобразование, многие её носители подверглись репрессивной «перековке» в ГУЛАГ СССР. Патриархальные ценности уступили главенствующее место ценностям модерным (антропоцентризм, рационализм, урбанистический образ жизни с потерей патриархально-родовых и языковых культурных доминант).

В то же время, есть некоторые историко-культурные основания в анализе биографии профессора В.А. Витязевой для предположения о том, что её «северная стратагема»[6] представляет собой выраженный в научной форме запрос (именно) коми-национальной элиты на этнокультурную и социальную адаптацию коми-этноса к резким социокультурным изменениям Коми края-Коми АССР в ХХ веке.

Пик данного социокультурного манёвра пришёлся на время ответственности за Коми-государственность Ивана Павловича Морозова (1924-1987)[4,5], возглавлявшего Коми АССР в период 1965-1987гг. «Культурные тексты» управленческой команды И.П. Морозова, структурировавшие социокультурное пространство Коми-региона, представляли собой дискурсы культурной модернизации и индустриализации региона Коми в рамках подключения региона к объективной необходимости освоения Севера Советской цивилизацией, при удержании и развитии институтов, работавших на коми культуру. [6]

В период с 4 по 10 августа 2014 года на телеканале «Россия 24» прошла мощнейшая пропагандистская телевизионная кампания «Русская Арктика». Современными телевизионными средствами массовому зрителю были показаны темпы и масштабы инфраструктурного (добычного, транспортно-инфраструктурного, социального) строительства на Ямале. Показано современное строительство железной дороги «Северный широтный ход» (2011-2015/30 гг.), повторяющей замысел сталинской «Трансполярной магистрали» (1947- 1953 гг.). Показано развитие современного российского ледокольного флота и перспективы Северного Морского Пути, работа учёных-полярников, экологов, инженеров, военных гарнизонов. Жизнь островов Русской Арктики – Новосибирских, Земли Франца-Иосифа, Новой Земли, показаны потенциальные запасы природных ресурсов. Можно заключить, что современные социокультурные международные кризисные обстоятельства побуждают Россию (в том числе) к дальнейшему освоению своих арктических и северных территорий. Стоит вопрос и об общественном производстве человека соответствующего уровню стоящих задач. Наверное уже никого не надо убеждать, что в современном обществе «экономики знаний» игнорирование любым государством необходимости затрат на «антропологическую машину», обеспечивающую производство человека, приводит к общественно-государственной дезинтеграции. К этому нужно добавить, что в Республике Коми за годы советской модернизации появился национальный драматический театр, национальная опера, музеи, региональные ВУЗы, филиал Академии наук СССР, развитая сеть медицинских, общеобразовательных учреждений и другие культурные институты для дальнейшего развития коми-национального семиозиса.

Итогом приведённой заметки является заявление «композитного метода», основанного на марксистской социологии культуры[11] и научных дискурсах сыктывкарской школы субъективной антропологии символической реальности[9] для изучения проблемы «нового человека».

Использованная литература:

1.Витязева В.А. Узловая проблема промышленного освоения Европейского Севера СССР. Развитие производительных сил Коми экономического района. – Научный доклад о содержании совокупности выполненных и опубликованных работ, представленных на соискание учёной степени доктора географических наук. – Сыктывкар 1965.

2.История России, конец XVII-XIX век.10 класс: учеб. для общеобразоват. учреждений: профил.уровень/ В.И. Буганов,П.Н. Зырянов, А.Н. Сахаров под ред. А.Н. Сахарова; Рос акад. наук, Рос акад. образования, изд-во «Просвещение». – 14-е издание. – М.: Просвещение, 2008.336 с. ISBN 978-5-09-020042-4.

3.Латкин Василий Николаевич Латкин (1809/10-1867): к 200-летию со дня рождения: сб. материалов/ Нац. б-ка Респ. Коми, отд. краевед и нац лит.; сост: Е.П. Березина, Н.В. Гурьева; Центр биосферного воспитания «Биармиа». – Сыктывкар: ООО «Коми республиканская типография». 2009.- 546 с.: 8 вкл.л. ISBN 978-5-7934—0313-9.

4.Морозов Иван Павлович в воспоминаниях и документах. – Сыктывкар: Изд-во ОАО «Коми республиканская типография». 256с. 1999. ISBN 5-900280-80-2.

5.Соратники. Памяти Ивана Павловича Морозова. – Сыктывкар: Изд-во ОАО «Коми республиканская типография». 347с. 2004. ISBN 5-7934-0046-Х.

6.Сарычев Ю.В. Стратагема профессора Витязевой, - статья: режим доступа http://proza.ru/2014/08/09/270

7.Сарычев Ю.В. Россия. Дорога на Север, - статья: режим доступа http://proza.ru/2015/11/16/328

8.Тульчинский Г.Л. Культурология и образование, - статья: «Человек культура образование». Научно-образовательный методический журнал № 4(6) 2012. – Сыктывкар: Изд-во Коми государственный педагогический институт. 180 с. ISSN 2223-1277.

9.Фадеева И.Е., Сулимов В.А. Семиозис: Субъективная антропология субъективной реальности. – СПб.: Изд-во «Астерион», 2013. – 252 с. ISBN 978-5-00045-070-3.

10.Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне.- М.: Изд-во «Весь мир». 2003. – 416 с. ISBN 5-7777-0263-5. Режим доступа, - http://polbu.ru/habermas_moderndiscus/

11.Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Введение к первому изданию. К. Маркс и Ф.Энгельс, соч.,2-е изд., Т.21. - М.: Политиздат, 1961.

 
 
0
Ioury

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru