войти кнопки соц.сетей
28 сентября 2017 в 18:22

Жалобы старого моралиста

Почему презирает женщин знаменитый публицист Дмитрий Быков?

Пожалуй, ничто за время подготовки к экзаменам не вызывало у меня большей радости, чем основы журналистской деятельности. Ведь добрая половина всех вопросов была связана с именем журналиста Дмитрия Быкова. Его все преподаватели ставили нам в пример как настоящего журналиста, сверхталантливого мастера своего дела, говоря: «так, как он, не напишет никто и никогда». И, зачитываясь поэтической колонкой мэтра, я была готова подписаться под этими словами. Быков для студентов- журналистов – полубог, не меньше (не верите – спросите у них сами).

Но поэтическая журналистика – лишь одна из граней этого алмаза, и, пожалуй, самая гладкая. Чуткость Быкова к свежим рифмам, ироничным метафорам и перифразам не оставляет читателю ни малейшего шанса усомниться в его божественном даре. А вот поверни его другим боком – и тут начинаются всякого рода шероховатости, затемнения и пятна. Они, конечно, бывают даже на солнце, но, ей-богу, по сравнению с Быковым оно уже даже не звезда.

Я говорю о тех гранях, когда Быков говорит не о других – не о геях, которым запретили парад, не о Ди Каприо, который год за годом остаётся без «Оскара» - а о себе самом. И вот когда я читала его эссе, меня просто сбил с ног этот контраст неподражаемо-талантливого языка с тем тупым, непроходимым морализмом старого, закомплексованного толстяка, который бесстыдно проглядывает за красивой оболочкой. В «Бессмертном грехе» он пишет о «новых людях», которые врываются куда-то, чтобы выкинуть к чертям всё старое, и знаете, мне – скромному, тихому, даже в чём-то консервативному человеку захотелось сделать это с ним.

Кое в чём мы с ним похожи (впрочем, это черта многих писателей и писак): мы начинаем писать, когда нас что-то выбесит, и хочется это унизить и растоптать, не вышло делом – так хотя бы словом. И как я сейчас бессильно злюсь, будучи не согласна с одним из самых знаменитых российских журналистов, так и он – даже не пытаясь этого скрыть! – старается в своих эссе расправиться с теми, кому так безапелляционно проиграл в жизни. Я сейчас говорю о женщинах, которых он описывает в своём эссе «Бди», ставшем последней каплей в чаше моей нелюбви к нему.

Нужно, наверно, начать с краткого и по возможности бесстрастного экскурса для тех, кому посчастливилось это эссе не читать. В общем, «бди» по Быкову – особая разновидность женщин, отличительными чертами которых являются: виктимность (способность выглядеть возбуждающе-слабыми и болезненными), интуиция (которую они используют для того, чтобы умело подыгрывать мужчине в его интересах) и полное отсутствие морали. Долго и красочно расписывая, как они вторгаются в жизнь мужчины, разбивают её в дребезги, и выбрасывают его на улицу, как пса, в конце он задаётся закономерным вопросом: зачем же мужчины связываются с такими чудовищами? Ответ Быкова весьма предсказуем: от них много эмоций, на которых люди сидят, как на наркотиках, и которые потом выливаются во все знаменитые произведения искусства (вспомни Фрейда).

И я даже готова назвать себя этим приторно-приличным словом, которое он употребил, описывая женщин-без-морали, чтобы мне только не приписывали эту нафталиновую «мораль». Но суть совершенно не в этом. Суть в бедных несчастных женщинах, которые следуют этой пресловутой морали, живут тихо, беззвёздно и не выбрасывают мужчину на улицу, даже если он этого заслуживает. Да, такие женщины существуют, они тратят свою жизнь на стирку мужьиных рубашек и воспитание детей – и чем им платит журналист Дмитрий Быков? Возможно, такова была его мать. Но писать о хороших женщинах неинтересно, всё, что у них есть – отвисшая грудь и полные тоски глаза. А красивы и привлекательны – даже для таких несоразмерно крупных товарищей как Д.Б. – длинноногие худые красотки, которым так и тянет посвятить очередной бестселлер. А тех, кого я назвала «хорошими женщинами» Быков упоминает в своём эссе в унизительно-утилитарном ключе: таких используют в качестве «ватки на рану», когда бросила очередная бдя. Но когда бдя вернётся – ватка очень быстро окажется в мусорном ведре.

Что же в итоге получается, если оглядеть эссе Быкова «с ног до головы»? Он рисует себя несчастной, потрёпанной жизнью брошенкой, на которую любимые бди смотрели с нескрываемым отвращением, которую не дождались из армии, и всё прочее в таком ключе. По большому счёту, он рассказывает о том, как трагически любил плохих женщин – и подспудно намекает, как безынтересна может быть поэту хорошая женщина и мать его детей, как он использует её, и сам же уйдёт к очередной шалаве. И либо он абсолютно слеп, либо глуп, если не понимает, что женщины всегда ведут себя ровно так, как хочется мужчинам. Мы становимся такими, какие нравятся вам – потому что нам нужно нравиться, иначе мы останемся за бортом. И если представить, что какая-то абсолютно повёрнутая на морали девушка влюбилась в Д.Б., я готова с полной уверенностью заявить, что ей не составит труда овладеть навыками виктимности, интуиции и бессовестности, чтобы завоевать его сердце. Если, конечно, у неё достаточно гордости, чтобы не позволить использовать себя в качестве перевязочного материала.

Может, оттого, что я сама много пишу – и тоже о том, что бесит и не даёт покоя – я тонко чувствую тот надрыв, с которым Быков рассказывает о своих любовных переживаниях. Да, это всё очень красиво и литературно, и обычный читатель даже не задумается, что за каждой насмешливой строчкой о «бдях» скрываются бессонные ночи и скупые – или не очень – мужские слёзы автора. И меня, на самом деле, волнует только один вопрос: зачем Д.Б. так отчаянно пытается обсмеять тех, в кого был отчаянно влюблён? Вспомните историю Печорина, который добивался любви дикарки Бэллы, а когда добился – она стала ему не интересна. Так и любая из тех любимых женщин стала бы не интересна Быкову, если бы вдруг решила стать его верной и преданной женой. Но здесь, очевидно, подаёт свой охрипший голос пресловутая «мораль» - они ведут себя неподобающим образом, а значит, их надо обсмеять, даже если готов отдать одной из таких свою жизнь. Но это ведь абсолютно нелогично, разве нет? Выходит, что Дмитрий Быков не может говорить, пока его язык не побывает во рту у какой-то «бди». Так значит надо петь им дифирамбы, хвалить и воспевать, ведь выходит, что только благодаря им имя Быкова известно на всю страну.

 
 
0
Апостол

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru