войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
5 октября 2017 в 21:32

Тактика воздушного боя и истребители времен 2МВ

Основные правила воздушного боя первым сформулировал Освальд Бёльке - германский пилот и тактик времен Первой Мировой.

Эти правила так и вошли в историю под названием Dicta Boelce. Вот эти 8 правил, как они были сформулированы и в порядке важности:

  • Старайтесь заходить на атаку сверху. По возможности солнце нужно держать у себя за спиной.
  • Начав атаку, не прекращайте её.
  • Стреляйте только с короткого расстояния, когда противник уже пойман в прицел.
  • Не теряйте противника из поля зрения и не поддавайтесь на уловки.
  • Какую бы атаку вы ни предпринимали — заходите на противника сзади.
  • Если вас атакуют сверху — не пытайтесь увернуться, а идите в лобовую атаку.
  • В полёте над вражеской территорией не забывайте, в какую сторону отходить.
  • Эскадрильям: лучше всего атаковать группами по четыре или шесть самолётов. Если группа распадается, старайтесь избегать ситуаций, когда несколько человек летят за одним самолётом.

Первое правило, самое важное, обеспечивает атакующему преимущество. Во первых, опыт всех воздушных боёв, что в Первую Мировую, что во Вторую Мировую, что после мировых войн статистически подтверждает: в 90% случаев пилот сбитого самолета не видел атакующего противника и не знал о его приближении. Заход в атаку сверху, на фоне солнца, слепящего пилота противника обеспечивает незаметность. Кстати, на этом же основывается применение технологии стелс, как основная черта истребителей пятого поколения. Но тогда не было ни радаров, ни стелс-технологий. Пилоты могли полагаться только на свои глаза и должны были постоянно крутить башкой. Поэтому пилоты носили шелковые шарфы, предохраняющие шею от натертостей.

И это же правило развил другой знаменитый германский пилот, Макс Иммельман.

Имя этого пилота широко известно потому, что он придумал одну из наиболее широко известных фигур высшего пилотажа, названную его именем - Петля Иммельмана (или Разворот Иммельмана)

Идеи Иммельмана и Бёльке развил, пожалуй самый знаменитый асс Первой Мировой войны, барон Манфред фон Рихтгофен, известный также как Красный Барон (по цвету его истребителя, триплана Fokker Dr. I (не путайте - Фоккер это голландская фирма и не имеет никакого отношения к истребителю Фокке Вульф)

Фоккер не обладал большей скоросмтью, чем его противники, но имел очень хорошую по тем временам скороподъёмность, чем и воспользовался Красный Барон, переведя воздушный бой с горизонтальных виражей на вертикали. Рихтгофен командовал эскадрильей (штаффель), в которой он обучал лучших пилотов вести бои на вертикалях, за что эта эскадрилья и была прозвана противниками Воздушным Цирком Рихтгофена. Аналитики считают, что невероятно большой (по тем временам) счет побед Красного Барона (74 подтвержденные, 83 с учетом неподтвержденных) объясняется как раз тем, что он овладел искусством боя на вертикалях. Его учениками были и Эрнст Удетт, и Герман Геринг.

Возрождая германскую военную авиацию, создавая люфтваффе, его ученики следовали заветам учителя, делая ставку, прежде всего на преимущества истребителей именно в бою на вертикалях, этому упорно и долго учили немецких пилотов, а качество вертикального маневра стало принципиально значимым при заказе новых истребителей конструкторам. Истребителю, конечно, нужна высокая скорость, но не менее важно иметь высокий практический потолок и максимально большую скорость набора высоты. Тот, кто быстрее набирает высоту и может подняться выше, имеет все шансы победить в воздушном бою.

Если противник, уступающий в скорости набора высоты и потолке попробует потянуть за тобой, то выдохнется раньше и свалится в неуправляемом падении - перворачивайся и расстреливай его, как в тире. А, если противник не решится преследовать тебя на вертикали, ты займешь позицию выше и сможешь в пикировании набрать большую скорость, чтобы, как потом говорил Покрышкин, обрушиться сверху "соколиным ударом".

Если посмотреть на начало ВОВ, советские И-16 не очень уступали Мессершмитам в скорости. Хотя, на бумаге, Мессеры имели значительно большую скорость, на самом деле, при скоростях больше 520 км/час они становились почти неуправляемыми, поскольку усилия на ручке управления доходили до 45-55 кг. При этом, Ишачок имел очень солидные преимущества перед Bf-109 в горизонтальном маневре. А вот в вертикальном маневре... Скорость набора высоты И-16 даже 1940 года выпуска, даже "на бумаге" не превышала 14,7 м/с. На самом деле, Ишачок и это не тянул. Зато у Мессершмита Bf-109D (Дора) этот показатель реально доходил до 16 м/с. И, хотя на бумаге Ишачок имел потолок 9800 м, в реальности - уже на 4 км высоте его нетурбированный двигатель терял мощность и начинал захлебываться. Да и кислородного оборудования не было. У Мессера практический потолок не на бумаге, а в реальности, даже в 41-м году был 10-километровый и пилот пользовался кислородным оборудованием.

Обученные принципам тактики боя на вертикали, истребители люфтваффе без особого труда рвали в клочья несчастных Ишачков. Впрочем, эти же проблемы остались до самого конца войны у всех советских истребителей, кроме лендлизовских Кобр.

Двигатели советских самолетов были сделаны на основе лицензионных американских и французских моторов первой половины 30-х годов. Эти моторы время от времени "улучшали" форсированием, но турбонаддува они так и не получили. А "улучшения" приводили к снижению моторесурса и выбросам масла, заливающего остекление кокпита. Кроме того, в связи с критическим дефицитом алюминия, до самого конца ВОВ все советские истребители имели деревянную или смешанную конструкцию и обтягивались перкалем. На скоростях свыше 550 км/час истребители "раздевались" - обшивка начинала "парусить", её срывало и самолет просто рассыпался. То есть, для государственных испытаний пару машин ещё можно было подготовить, но в боевые части приходили самолеты совсем другого качества. Известна история, как перед самым началом Курской битвы почти все Яки на фронте оказались такими "раздетыми" и Сталин едва не расстрелял Яковлева, обозвав его "скрытым гитлеровцем".

Недостаточная скорость набора высоты заставила ввести в практику так называемую "кубанскую этажерку" - истребители шли в нескольких эшелонах по высоте, что должно было лишить немцев шансов на вертикальный маневр. Но для эффективности такого построения требовалась координация действий истребителей на разных высотах. К сожалению, это только в "кино про войну" советские пилоты безумолку болтают по рации. Вплоть до середины 44 года приемо-передающая радиостанция устанавливалась только на 1 советский истребитель из 10, а остальные 9 имели только приемную станцию. Опять же, исключением были лендлизовские истребители.

Мало кто знает, что максимальное количество истребителей на Восточном фронте немцы имели в 41-м году. На 22 июня в боеготовом состоянии, на всем протяжении фронта "от Белого до Черного моря" люфтваффе имел несколько меньше 900 Мессершмитов 109 и совсем мало 110-х. В дальнейшем, немцы перебросили часть авиации на Запад и в Северную Африку. Так что на всем Восточном фронте, практически до конца войны, они имели меньше 4 "ягдешвадер" - истребительных эскадр. Для справки, штатное количество истребителей ягдешвадер люфтваффе - до 150 машин. То есть, общее число германских истребителей на Восточном фронте колебалось в разные периоды времени от 450 до 650. Все остальные истребители немцев напряженно "трудились", отражая налеты авиации союзников на города собственной страны. Бывало, что на перехват очередной армады Крепостей и Либерейторов одновременно поднималось больше истребителей, чем воевало на советских фронтах. Американцы днем и англичане по ночам часто совершали налеты "тысячи бомбардировщиков", которые сопровождали сотни истребителей. Как иначе можно было хоть что-то сделать, если не встречать их хотя бы 700 истребителями? А ведь и без истребительного прикрытия стратегический бомбардировщик отнюдь не легкая добыча. Ганс Филипп, имевший опыт боевых действий как на Восточном, так и на Западном фронте, писал:

Сражаться с двумя десятками русских истребителей, так и ждущих, чтобы их ужалили, или с английскими Спитфайрами было в радость. Никто не задумывался при этом о смысле жизни. Но когда на тебя летят семьдесят огромных «Крепостей», вся твоя грешная жизнь проносится в памяти за считанные секунды.

Поэтому нет ничего удивительного, что подавляющее большинство истребителей люфтваффе так никогда и не появились на Восточном фронте. Страшно подумать, что было бы в противном случае. Известно, что соотношение побед в боях истребителей РККА и люфтваффе колебалось в разные периоды от 4,7:1 до 6,5:1, к сожалению, не в пользу советских ВВС. Причем самые плохие показатели как раз приходятся на период с лета 43-го года, когда, как нам рассказывали советские пропагандасты, "наши летчики научились воевать и самолеты стали не хуже самолетов врага".

Ни фига не научились и ни фига не стали самолеты лучше... Просто их стало больше и у коллег Эрика Хартмана появилось больше целей в воздухе.

Характер действий авиации на Восточном и Западном фронтах тоже принципиально отличались.

На Западном фронте люфтваффе сначала пыталась разгромить Британию, насылая на английские города армады своих бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Они шли на достаточно большой высоте и английские истребители должны были летать высоко, чтобы противодействовать немеким налетам. Поэтому англичане и отказались от так понравившейся им поначалу американской Эйркобре - ей нехватало высотности.

Потом пошла игра в другие ворота и уже американские армады В-17 и В-24 пошли на Германию и опять же на высотах порядка 8-9 км. Их сопровождали истребители - сначала Р-47 Тандерболт, потом Р-38 Лайтинг, а потом и Р-51 Мустанг. Все эти истребители имели очень большую высотность и значительно превосходили Bf-109 и FW-190 на высоте, где шли бомберы. Так Тандерболт, который не понравился в СССР, на высоте 7,5 км, в горизонтальном полете мог разгоняться до 740-750 км/час. Быстрее могли летать только реактивные истребители, появившиеся в люфтваффе ближе к концу войны, но их было недостаточно, чтобы серьёзно противодействовать налетам союзников. К тому же, массированными бомбардировками союзники к середине 44 года добились резкого падения производства и запасов топлива Германии. Если танки ещё согли ездить на синтетическом бензине, то самолетам требовался высооктановый бензин или керосин высокой очистки, а источники нефти....

Тандерболт оказался очень сильным противником для истребителей люфтваффе, но им нехватало боевого радиуса, чтобы сопровождать бомбардировщики до цели. Там, где им хватало дальности, это был могучий истребитель завоевания господства в воздухе. Не случайно в журналах боевых действий ягдешвадер 53, во время сражений над Сицилией и Италией появляется термин "тандерболтобоязнь". Американские пилоты, используя преимущества в скорости и высоте, обрушивались на германские истребители, буквально заливая их потоками свинца - на каждом Тандерболте было по 8 пулеметов калибра 12,7 мм. При этом сами Р-47 оказались чрезвычайно прочными и живучими.

Когда же бомбардировочные армады уходили за пределы сопровождения P-47, на них набрасывались Мессеры и Фокке Вульфы. Так продолжалось до тех пор, пока Крепости не получили в сопровождение Мустангов. Герман Геринг на Нюрнбергском процессе сказал буквально следующее: "...когда я увидел над Берлином Мустанги, то понял, что война проиграна". Это надо понимать так, что, бомбардировщики над столицей - это пол беды (им можно противопоставить истребители ПВО), но, если они приходят с эскортом истребителей, то это всё - можно сливать воду.

На Восточном фронте стратегия авиации была иной. Только однажды немцы провели массированные стратегические бомбардировки с большой высоты - перед началом операции Цитадель они разбомбили Горьковский автозавод и ряд других заводов в Поволжье. Это был очень серьёзный удар и советские истребители ПВО оказались бессильны его отразить или даже как-то ослабить. В остальном, воздушная война шла на средних и малых высотах - классические действия фронтовой авиации. Соответственно и советские истребители действовали на тех же средних и малых высотах. И им явно нехватало скороподъёмности. За исключением Як-3 и Эйркобры. Но Як имел очень малый боевой радиус и относительно слабое вооружение, что снижало его боевую эффективность. А вот Кобры имели и скороподъёмность очень хорошую, и в маневренности были прекрасны, и вооружены были очень и очень сильно. 37-мм пушка и 4 Браунинга калибра 12,7 мм - это очень мощно. Фактически, Эйркобра стала тем оружием, которым советские пилоты смогли бить германских в их родной стихии боя на вертикалях. Тем более, что Кобры имели прекрасные радиостанции двусторонней голосовой связи и отлично могли координировать свои действия. А высоты до 6 километров были Кобрам родным домом.

Это неправда, что немецкие пилоты получали предупреждение по радио, что в воздухе Покрышкин. Но документально засвидетельствовано, что предупреждение "в воздухе Кобры" передавалось регулярно. Командование люфтваффе предпочитало не связываться с Кобрами без крайней необходимости.

Ещё один фактор: вооружение.

Чтобы сбивать бомбардировщики, истребителям нужны пушки. Но у пушек малый боезапас. Поэтому англичане, отбиваясь от налетов бомбардировщиков люфтваффе, вооружили свои Хоукер Харикейны аж четырьмя 20-мм пушками. Бомбардировщик не маневрирует и значительно медленнее истребителя. К нему можно приблизиться, его можно достаточно долго удерживать в прицеле и короткими очередями 20-мм пушек разнести на куски, не потратив много снарядов. А вот пулеметами придется его долго колупать. Спитфайеры, напротив, предназначались для боя с истребителями и потому, сначала вооружались 8 пулеметами. Патронов к пелеметам можно нести достаточно много - истребитель противника в маневренном бою долго в прицеле не висит, его надо поливать как из шланга, типа, авось попаду - тогда плотный поток свинца разорвет мотор или крыло.

Американцам бороться с бомбардировщиками противника почти не приходилось. Поэтомуони очень редко ставили на истребители пушечное вооружение. Собственно, по одной пушке имели Р-38 Лайтнинг и Р-39 Эйркобра. Но и они всегда сопровождались четверкой пулеметов калибра 12,7.

Кроме перечисленных выше Тандерболтов, Лайтнингов, Эйркобр и Мустангов, США производили во время 2МВ ещё несколько типов истребителей: Р-40 Warhawk, F4F Wildkat, F6F Hailcat и F4U Corsair. Кроме Р-40, все они палубные истребители и все эти истребители вооружались только крупнокалиберными пулеметами, по 6 стволов на каждом. Опыт боёв с истребителями показал, что плотный пулеметный огонь эффективнее редкого пушечного, а бронебойно-зажигательных патронов калибра 12,7 мм вполне достаточно для торпедоносцев, легких и средних бомбардировщиков.

Ниже я привожу табличку некоторых тактико-технических характеристик истребителей разных стран, принимавших участие в 2МВ:

Истребитель Страна Max Скорость Практ. потолок дальность Скороподъёмность
км/ч м км м/с
Ла-5ФН USSR 648 11000 765 16.7
Як-3 USSR 655 10700 650 18.5
Як-9У USSR 672 10650 675 16.7
Spitfire Mk-VII GBr 650 13100 1060 19.7
Messershmitt Bf-109G-6 Germany 640 12000 850 17
Fokke-Wolf FW-190 D9 Germany 685 12000 835 17
P-51D Mustang USA 708 12800 2755 16.3
P-47N USA 750 13100 1900 16.15
P-39Q Aerocobra USA 626 10700 840 19.3
P-38L Lightning USA 666 13400 2100 24.1

Надо помнить, что большинство характеристик советских самолетов являются "бумажными". То есть, полученными в ходе испытаний специально подготовленных экземпляров, заправленных высококачественным бензином и хорошим (чаще всего американским) маслом. Ни один серийный советский истребитель в боевых условиях не показывал ни такой высотности, ни такой скорости, более прожорливые серийные моторы, работающие на низкокачественном бензине и с плохим маслом, конечно, не позволяли ни заявленной дальности, ни скороподъемности. Все остальные истребители в реальных боевых условиях показывали именно такие результаты, а иногда и более высокие. Так некоторые американские пилоты выжимали из своих Лайтнингов в горизонтальном полете до 720 км/час, а при пикировании эта машина могла разогнаться до "высокой дозвуковой скорости", отчего теряла управляемость из за эффекта сжимаемости воздуха на управляющих поверхностях. Поэтому на Р-38 в конце концов установили автоматические воздушные тормоза, как на пикирующих бомбардировщиках.

Есть такие характеристики, которые трудно выразить в цифрах. Например, концентрация и плотность залпа. Оружие, расположенное на крыльях регулировали так, чтобы трассы сходились на каком-то определенном расстоянии. А на Лайтнинге все 5 огневых точек (20-мм пушка + 4 пулемета калибра 12,7) устанавливались плотненько, в носовой части фюзеляжа и регулировались на парллельность трасс. Поэтому на любой дистанции весь залп приходился на небольшую площадь, нанося совершенно сокрушительный удар. Есть съемки фотопулемета, на которых видно как, при нанесении штурмового удара, паровоз переворачивается. Можно представить себе, что такой удар делал с любым самолетом.

Вообще, Лайтнинг оказался единственным чрезвычайно успешным 2-моторным истребителем 2МВ. На этом истребителе летал лучший американский ас Ричард Айро Бонг, на счету которого 40 подтвержденных и 18 "вероятных" побед в воздушных боях. Вероятными победами американцы считали такие случаи, когда на ленте фотопулемета видно, что цель повреждена до разрушения, но нет свидетельств падения самолета противника. Например, если фотопулемет показывает, что оторвалось самолет противника разваливается, но нет свидетельства его падения, то победа считается "вероятной". Бонг мог бы иметь ещё больше побед, но в апреле 44 года его отозвали в США обучать молодых. Потом он ненадолго вернулся на фронт, но в декабре его окончательно вернули в Штаты испытателем в фирму Локхид.

Немцы называли Р-38 "чертовыми вилами" и серьёзно побаивались схваток с ними. На вертикали ни Ме-109 даже самых поздних модификаций, ни ФВ-190 не имели никаких шансов. Латнинг имел чемпионскую скоропдъемность более 24 м/с, а немецкие истребители только 17. 7 м/с разница в скорости набора высоты... Это как мимо стоящего человека проехала машина на скорости около 25 км/час.

Steven Lerner

 
 
3
инжеНегр

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru