войти кнопки соц.сетей
3 января 2018 в 18:59

Законопроект, нарушающий конституционные права граждан Российской Федерации.

20 декабря 2017 года Государственной Думой РФ принят в третьем чтении опасный антиконституционный проект федерального закона № 157752-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». 25 декабря закон одобрен в Совете Федерации. Законопроект крайне опасен и нарушает многочисленные нормы Конституции.

Стоит особо отметить, что в обеих палатах Парламента закон преподносился его лоббистами как направленный исключительно на регулирование банковской сферы, чем парламентарии были введены в заблуждение. Во втором чтении в законопроект внесены без общественного обсуждения серьезные правки. Законопроектом создается единая электронная система идентификации и аутентификации и база биометрических данных на граждан России. Банковская система с биометрическими данными увязывается со сферой «оказания государственных и муниципальных услуг», услуг других организаций с неконституционной передачей обширных полномочий Правительству, министерствам. Саму базу планируют передать в управление акционерному обществу. 1. Законопроект № 157752-7 передает регулирование ключевых вопросов функционирования системы идентификации и аутентификации граждан, а также биометрической системы на подзаконный уровень. Законопроектом № 157752-7 изменяется Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Статья 7 дополняется следующим пунктом:

«5.6. Банк, соответствующий критериям, установленным абзацами вторым - четвертым пункта 5.7 настоящей статьи, обязан после проведения идентификации при личном присутствии клиента - физического лица, являющегося гражданином Российской Федерации, с его согласия и на безвозмездной основе размещать или обновлять в электронной форме в единой системе идентификации и аутентификации сведения, необходимые для регистрации в ней клиента - физического лица, и сведения, предусмотренные абзацем вторым подпункта 1 пункта 1 настоящей статьи, а также в единой информационной системе персональных данных, обеспечивающей сбор, обработку, хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным

данным физического лица (далее - единая биометрическая система), его биометрические персональные данные.

Порядок размещения и обновления указанных в настоящем пункте сведений, а также состав сведений, необходимых для регистрации клиента - физического лица в единой системе идентификации и аутентификации, и состав сведений, размещаемых в единой биометрической системе, устанавливаются в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Надзор за соблюдением банками порядка размещения и обновления таких сведений осуществляется Центральным банком Российской Федерации в установленном им порядке»,

«В соответствии», но не «законом». Как показано ниже, регулирование важнейших вопросов, касающихся прав граждан, передано с уровня федерального закона на уровень Правительства РФ, Центробанка и министерств.

В частности, вносятся следующие существенные изменения в Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Закон дополняется статьей 14.1. «Применение информационных технологий в целях идентификации граждан Российской Федерации»:

«1. Государственные органы, банки и иные организации в случаях, определенных федеральными законами, после проведения идентификации при личном присутствии гражданина Российской Федерации, с его согласия на безвозмездной основе размещают в электронной форме:

1) сведения, необходимые для регистрации гражданина Российской Федерации в единой системе идентификации и аутентификации, и иные сведения, если такие сведения предусмотрены федеральными законами, - в единой системе идентификации и аутентификации;

2) биометрические персональные данные гражданина Российской Федерации - в единой информационной системе персональных данных, обеспечивающей обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным гражданина Российской Федерации (далее - единая биометрическая система).

2. Правительство Российской Федерации по согласованию с Центральным банком Российской Федерации устанавливает требования:

1) к фиксированию действий при размещении сведений, указанных в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи,

2) к проведению государственными органами и организациями идентификации гражданина Российской Федерации…

5. Форма согласия на обработку персональных данных и биометрических персональных данных, указанных в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, утверждается Правительством Российской Федерации.

6. Порядок регистрации в единой системе идентификации и аутентификации, включая состав сведений, необходимых для регистрации гражданина Российской Федерации в указанной системе, порядок и сроки проверки и обновления сведений, размещаемых в единой системе идентификации и аутентификации с использованием государственных информационных систем, устанавливается Правительством Российской Федерации. Федеральные органы исполнительной власти, в том числе федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, органы государственных внебюджетных фондов направляют в единую систему идентификации и аутентификации сведения о гражданах Российской Федерации в целях их обновления в соответствии с указанным порядком…

8. Состав сведений, размещаемых в единой биометрической системе, включая вид биометрических персональных данных, определяется Правительством Российской Федерации…

12. Правительство определяет федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регулирование в сфере идентификации граждан Российской Федерации на основе биометрических персональных данных.

13. Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регулирование в сфере идентификации граждан Российской Федерации на основе биометрических персональных данных:

1) определяет порядок обработки, включая сбор и хранение, параметров биометрических персональных данных в целях идентификации, порядок размещения и обновления биометрических персональных данных в единой биометрической системе…». Как видно, проектом федерального закона № 157752-7 утверждена только общая схема функционирования единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) и единой государственной системы биометрической идентификации. Существенные положения, касающиеся регулирования прав граждан России, а именно - функционирования системы с биометрическими данными граждан, будут определены на подзаконном уровне: частично – Правительством, частично – органом исполнительной власти (который будет

определен Правительством), включая состав сведений о человеке, направляемых в систему идентификации и форму согласия на обработку данных. В итоге, огромный и пока неопределенный массив частной, в т.ч. биометрической, информации обо всех гражданах РФ попадет в единую электронную базу, чем подрывается неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции).

Согласно пункту «в» статьи 71 Конституции РФ «регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина» относятся к ведению Российской Федерации, и в соответствии с частью 1 статьи 76 Конституции должно определяться на уровне федерального закона. Данное положение Конституции обсуждаемый проект закона грубо нарушает.

2. Законопроект создает угрозу национальной безопасности страны.

Согласно части 17 статьи 14.1 ФЗ РФ от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», оператором биометрической системы будет организация, «занимающая существенное положение в сети связи общего пользования на территориях не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации». Никаких ограничений по организационно–правовой форме в указанной норме не имеется. Получается, что некая организация (в т.ч. негосударственная) может стать владельцем биометрических данных всех россиян и передавать данные граждан в разные структуры.

Судя по интервью депутата Государственной Думы А. Аксакова, оператором всей биометрии России станет акционерное общество «Ростелеком»! Напомним, что согласно Гражданскому кодексу РФ целью деятельности акционерных обществ является извлечение прибыли.

Такое положение дел не выдерживает никакой критики с точки зрения нацбезопасности!

С учетом современных массовых кибератак международного уровня, создание единой биометрической базы размером в страну, тем более - с передачей ее некоему акционерному обществу, ставит под серьезный вопрос госбезопасность. Закон грубо противоречит Доктрине информационной безопасности (утв. Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 2016 г. №646).

В п. 14 Доктрины сказано: «Возрастают масштабы компьютерной преступности,… увеличивается число преступлений, связанных с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина, в том числе в части, касающейся неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, при обработке персональных данных с использованием информационных технологий. При этом методы, способы и средства совершения таких преступлений становятся все изощреннее».

Согласно п. 17 Доктрины «Остается высоким уровень зависимости отечественной промышленности от зарубежных информационных технологий в части, касающейся электронной компонентной базы, программного обеспечения, вычислительной техники и средств связи, что обусловливает зависимость социально-экономического развития Российской Федерации от геополитических интересов зарубежных стран...».

В п. 18 Доктрины говорится: «Состояние информационной безопасности в области науки, технологий и образования характеризуется недостаточной эффективностью научных исследований, направленных на создание перспективных информационных технологий, низким уровнем внедрения отечественных разработок и недостаточным кадровым обеспечением в области информационной безопасности, а также низкой осведомленностью граждан в вопросах обеспечения личной информационной безопасности. При этом мероприятия по обеспечению безопасности информационной инфраструктуры, включая ее целостность, доступность и устойчивое функционирование, с использованием отечественных информационных технологий и отечественной продукции зачастую не имеют комплексной основы».

По данным «Лаборатории Касперского» сейчас в сети действуют около 35 тысяч вредоносных программ, направленных на взлом компьютерных сетей, а в мире ежедневно создается более 200 тысяч новых компьютерных вирусов.

На прошедших с 2011 по 2016 год Всемирных форумах по кибербезопасности ведущие эксперты планеты констатировали, что ни у одной страны мира нет ответа на вопрос: как надежно защитить данные в виртуальном пространстве?

С учетом изложенного очевидно, что создаваемая единая электронная интернет-система, которая будет содержать персональные биометрические данные большей части россиян, ни при каких условиях в настоящее время не обеспечит полноценную защищенность данных. Это делает открытым и удобным для зарубежных недоброжелателей доступ к личной информации миллионов граждан России, в том числе из силовых, военных структур и правоохранительных органов, чем создает угрозу национальной безопасности.

Таким образом, законопроект нарушает и Стратегию национальной безопасности (утрв. Указом Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно которой: «национальная безопасность Российской Федерации (далее - национальная безопасность) - состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации (далее - граждане), достойные качество и уровень их жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации» (п. 6). О какой защищенности страны

может идти речь при внесении на единый интернет портал биометрических данных миллионов граждан России?

3. Неопределенность норм законопроекта означает их неконституционность.

В принятом законе не определены существенные положения - состав собираемых сведений, порядок обработки, включая сбор и хранение, параметров биометрических персональных данных в целях идентификации, порядок размещения и обновления биометрических персональных данных в единой биометрической системе. Эти наиважнейшие, с точки зрения безопасности, вопросы абсолютно неопределенны для законодателя и отдаются на откуп Правительства и министерств.

Кроме того, новый ФЗ содержит двусмысленные нормы, например, изменения в ФЗ от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности»:

«Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых кредитные организации вправе не осуществлять раскрытие информации, подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, и (или) осуществлять ее раскрытие в ограниченном составе и (или) объеме, а также лиц, в отношении которых кредитные организации вправе не осуществлять раскрытие указанной информации и (или) осуществлять ее раскрытие в ограниченном составе и (или) объеме.».

Аналогичные изменения вносятся в ряд других законов (об организации страхового дела, о негосударственных пенсионных фондах, об инвестиционных фондах).

Что именно имеется ввиду в вышеприведенных цитатах, понять сложно. Под это правило могут подвести сокрытие значимой для банковских деятелей информации.

Вместе с тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, «неопределенность содержания правовой нормы препятствует ее единообразному пониманию, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона; поэтому самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации» (постановления Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июня 2015 г. № 12-П, от 6 апреля 2004 года № 7-П, от 20 декабря 2011 года № 29-П и др.).

4. Передача биометрических данных без согласия граждан в правоохранительные органы.

Исходя из содержания части 16 статьи 14.1 ФЗ РФ от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», оператор единой биометрической системы передает данные из системы в органы МВД, ФСБ «в целях

обеспечения безопасности, охраны правопорядка» в порядке, определенном Правительством. Как видно, оператору системы представлены широчайшие «основания» для передачи биометрических данных. Обозначенная передача данных - существенное ограничение неприкосновенности частной жизни. Любое ограничение прав граждан должно осуществляться с четким изложением оснований и порядка ограничения прав в рамках федерального закона (ч. 3 ст. 55 Конституции), чего в законе нет.

5. Законопроект подрывает принцип банковской тайны и открывает доступ к биометрии граждан России зарубежным ведомствам.

Новый п. 5.10 статьи 7 ФЗ от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» гласит: «Банки должны соблюдать ограничения, которые вправе установить Центральный банк Российской Федерации по согласованию с уполномоченным органом, по общему количеству банковских счетов (вкладов), открытых в банках клиенту - физическому лицу, общей сумме кредитов, предоставленных одним банком клиенту - физическому лицу, а также общей сумме переводов денежных средств в течение месяца, осуществленных одним банком по банковскому счету (вкладу) клиента - физического лица, при его идентификации в порядке, предусмотренном пунктом 5.8 настоящей статьи».

Такого ограничения нет при обычной идентификации. Но при этом очевидно, что банковская система при введении биометрической идентификации затачивается на отслеживание информации по каждому человеку во всех банках, причем с передачей приватной информации в ЦБ РФ:

Новый п. 5.12 статьи 7 ФЗ от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» гласит: «В случае установления ограничений по количеству счетов (вкладов), открытых клиенту - физическому лицу при проведении идентификации в порядке, предусмотренном пунктом 5.8 настоящей статьи, банк направляет информацию о всех счетах (вкладах) открытых при проведении идентификации указанным способом в Центральный банк Российской Федерации в составе, порядке и форме, установленными Центральным банком Российской Федерации».

Центробанк сам и определит, что именно ему нужно, и получит! Информация «о счете (вкладе)» - понятие растяжимое и может включать разнообразную информацию о владельце счета (вклада).

Указанное регулирование подрывает правило о банковской тайне, поскольку предусматривает в качестве общего правила некий обмен информацией между

банками, а также передачу в ЦБ информации обо всех счетах, открытых с использованием системы биометрической идентификации.

Особенно циничной эта норма представляется с учетом действующей ст. 26 ФЗ от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности», согласно которой: «Банк России вправе предоставлять сведения о конкретных сделках и операциях кредитных организаций, о сделках и об операциях их клиентов и корреспондентов, полученные из отчетов кредитных организаций, банковских групп и банковских холдингов, за исключением сведений, составляющих государственную тайну, центральным банкам и (или) иным органам надзора иностранных государств, в функции которых входит банковский надзор…».

Получается, мы легализуем базу для слива биометрических данных миллионов россиян за рубеж.

Для сравнения: в настоящее время информация передается банками в ЦБ в строго ограниченном числе случаев, перечисленных в ст. 26 ФЗ от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (нормы о банковской тайне).

6. Центробанк станет хозяином огромного и неопределенного массива данных о гражданах РФ.

Статья 9 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» дополняется частью 6 о том, что:

«Уполномоченному органу и Центральному банку Российской Федерации в рамках возложенных на них законодательством Российской Федерации полномочий оператором единой системы идентификации и аутентификации обеспечивается предоставление содержащейся в единой системе идентификации и аутентификации информации о физических лицах, идентифицированных в порядке, предусмотренном пунктом 5.8 статьи 7 настоящего Федерального закона, а также информации о банках, которым она была представлена. Указанная информация предоставляется оператором единой системы идентификации и аутентификации уполномоченному органу и Центральному банку Российской Федерации в составе и порядке, который определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере информационных технологий, по согласованию с уполномоченным органом и Центральным банком Российской Федерации».

Т.е., состав сведений о гражданах, которые уплывут в ЦБ, будет определен на уровне министерства. Никакого специального согласия граждан на указанную операцию с персональными данными получать не предусмотрено.

7. Законопроект принят с серьезными процедурными нарушениями.

Закон, перекраивающий жизнь страны, принят спешно, перед вторым чтением внесена масса поправок, меняющих концепцию законопроекта.

В первом чтении законопроекта речь шла только о биометрической идентификации в банковской системе - для обеспечения удаленного проведения банковских операций. Это было видно из названия законопроекта.

После первого чтения внесены существенные поправки в целях распространения функций биометрической системы на всю жизнедеятельность человека: взаимодействие с государственными органами, банками, иными организациями (см., например, ч.ч. 1, 7, 15, 22 новой статьи 14.1 Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Следует говорить о существенном изменении концепции законопроекта при прохождении его в Государственной Думе (во втором чтении) – о распространении со сферы банковских услуг, на сферу госуслуг и услуг иных организаций. Такое изменение концепции законопроекта недопустимо без соблюдения процедурных правил Регламента Госдумы, которые в данном случае нарушены, законопроект одобрен единым блоком, без всяких обсуждений отдельных поправок, без анализа изменения концепции законопроекта (нарушение статьи 123 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, утв. Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. N 2134-II ГД).

8. Законопроект, системно и качественно изменяющий регулирование прав граждан, принят без общественного обсуждения.

Глобальная перестройка системы функционирования экономики и социальной сферы, которая приведет к существенному изменению в регулировании прав граждан путем передачи частной информации в электронную базу, не может проводиться без серьезного и широкого общественного обсуждения законопроекта. Но его не было.

Даже в случае общественного одобрения предлагаемой системы все изменения как ограничивающие неприкосновенность частной жизни, должны осуществляться через федеральные законы (ч. 3 ст. 55 Конституции), в частности, - в отношении состава сведений, загружаемых в электронную базу биометрических данных.

Принятием законопроекта грубо нарушается статья 2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и

свобод человека и гражданина - обязанность государства». Государство в данном случае не просто попирает права и свободы гражданина, а под лозунгами «удобства» продвигает античеловечное регулирование.

9. Опасные перспективы практического характера, связанные с принятием законопроекта.

По сути, несмотря на то, что изначальное внесение данных в биометрическую систему заявлено в качестве добровольного, понятно, что мы столкнемся с принуждением к этой системе. Также как в Индии биометрическая идентификация в банковском секторе стала обязательной http://d-russia.ru/verhovnyj-sud-indii-podtverdil-obyazatelnost-biometricheskoj-identifikatsii-dlya-otkrytiya-bankovskogo-schyota.html .

Уже сейчас граждан принуждают к предоставлению СНИЛС для получения любых государственных услуг, родителей в школах - к получению СНИЛС на ребенка.

Например, в лицее С-Петербурга на родительском собрании осенью 2017 г. заявили, что ребенок больше не сможет купить проездной без СНИЛСа, в другой школе – что для пользования электронным дневником надо зарегистрироваться на портале госуслуг (опять через СНИЛС) и т.д.

Следующие цели лоббистов биометрической идентификации – замена паспорта идентификацией по биометрическим данным: https://ria.ru/society/20171123/1509395936.html

Следует учитывать, что с 2018 г. запускается ЕГИССО (единый электронный портал, на который планируют заносить полные данные о социальных услугах, оказанных каждому гражданину), создается единый электронный портал Минздрава (для отслеживания состояния каждого россиянина с рождения; см. аналитику http://www.дети-петербург.рф/News/?newsid=1327). Все эти блоки планируется использовать как единую систему (в планах принятие закона об обязательном личном номере гражданина – о СНИЛС http://дети-петербург.рф/News/?newsid=1147). Для этих же целей лоббируется «Контингент» в сфере образования. Таким образом, внедряется тотальный контроль над гражданами страны и фактически уничтожается неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции РФ).

Принятый закон о биометрической базе данных является неотъемлемой частью создания тотального электронного контроля за жизнедеятельностью каждого человека под управлением хозяев банковской системы.

Известно, что следующим шагом планируется внедрение каждому человеку идентификатора – метки (чипа) для идентификации «объекта» при совершении любых действий (получении госуслуг, совершении сделок). Это предусмотрено в Приказе

Минпромэнерго №311 от 7 августа 2007 года «Об утверждении Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года»: «Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet.

Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности… и таким образом сокращать социальные расходы государства.

Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, …Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения».

При этом, чипирование было официально одобрено на международном уровне еще в 2005 году. 16 марта 2005 года Комиссия Евросоюза приняла Заключение №20 Европейской группы по этике в науке и новых технологиях. Документ называется «Этические аспекты имплантации в человеческое тело средств информационно-коммуникационных технологий».

Эта группа имеет особый статус и специальный мандат Евросоюза на свою деятельность. Ее заключения становятся основой для будущих законов, принимаемых Европарламентом. Согласно документу: «Современное общество встало лицом к лицу с изменениями, которым необходимо подвергнуть человеческую сущность. Вот очередной этап прогресса — в результате наблюдения с помощью видеонадзора и биометрии, а также посредством внедренных в человеческое тело различных электронных устройств, подкожных чипов и смарт-меток, человеческие личности изменяются до такой степени, что они все более и более превращаются в сетевые личности. …

...Комиссия считает, что имплантанты ИКТ сами по себе не представляют опасности для человеческой свободы или достоинства... Имплантанты ИКТ могут использоваться государственными властями, отдельными личностями и группами для усиления их власти над другими…».

Принятый ФЗ – гигантский шаг для легализации безумных средств идентификации граждан, как бы ни оправдывали его чиновники, используя манипуляции, введение в заблуждение и откровенную ложь.

В нашей стране последние годы продвигаются законы, которые все социальные обязанности государства уничтожают путем «преобразования» их в «услуги», нацеленные на выкачивание денег.

Новый закон - очередной шаг к разгосударствлению государства и к передаче власти хозяевам банковской системы.

Предшествовали этому шагу законы:

- направленные на превращение гос. функций в «гос. услуги», которые (в отличие от функций) можно «приватизировать» и делать на них бизнес (в частности, ФЗ от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ).

- направленные на превращение образования в сферу услуг, в которой учитель превратился из образца для юношества в услугодателя, об которого можно вытирать ноги, а образовательные программы – в бессистемный кошмарный компот информации клипового характера для взращивания слабых умом людей.

- направленные на превращение социального обслуживания в сферу услуг, в которой дети превратились в товар, оборот которого приносит прибыль (ювенальные технологии).

- теперь мы получаем закон о биометрическом тотальном электронном контроле за действиями граждан, направленный на уничтожение неприкосновенности частной жизни (ст. 23 Конституции), которым государство само постепенно превращается в виртуальную реальность под управлением банкиров, а граждане – в неких сетевых личностей, коих можно будет уничтожить одним нажатием кнопки.

Обращаю внимание Прокуратуры Республики Коми на антигосударственный проект федерального закона № 157752-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», грубо попирающий права граждан, нарушающий ст.ст. 2, 23, 55, 71 Конституции РФ, Стратегию национальной безопасности РФ, Доктрину информационной безопасности РФ.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru