войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
2 февраля 2018 в 09:48

Паломническая поездка в Слободское – небольшой городок в Кировской области.

28 ноября 2011 года я отправился на машине в неблизкое путешествие в землю Вятскую. Поехал и по делам и по зову сердца, как-то так сложилось в последние годы, что приезжаем мы в гости к кировчанам и летом и зимой.

Летом – чтобы пройти вместе с паломниками - трудниками нелегкий путь Великорецкого хода, зимой – навестить, ставших, уже дорогими, товарищей - крестноходцев, братию Великорецкого мужского монастыря, во главе с игуменом Тихоном, отца Сергия – настоятеля церкви иконы Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение», что в городе Слободской.

Путь неблизкий, поэтому из Ухты выехал рано. Начавшаяся оттепель сделала дорогу скользкой, до Княжпогоста ехал не шатко ни валко, со средней скоростью 60-70 км в час. Одним из положительных впечатлений от Княжпогостского участка трассы было то, что, наконец-то дорожники залатали почти все дыры и ямы на своем участке, и ехать теперь можно более или менее спокойно, не боясь улететь с дороги, после попадания в колдобину, по глубине, сопоставимую с размером колеса легкового автомобиля.

Чем дальше на юг, тем меньше льда и перемешанного с песком снега на дороге. Две полоски асфальта постепенно превращаются в сплошной массив дорожного покрытия, возрастает скорость движения.

Перед поворотом с трасы на дорогу к селу Великорецкое, случилось небольшое приключение – попал в затор. Простояв без движения минут десять, решил пройти вперед, выяснить, в чем причина остановки.

Впереди перевернулась фура, перегородив почти всю трасу и без того сильно зауженную, ведущимися ремонтными работами. Стою уже минут сорок, в это время, стоящие позади легковые машины, одна за другой выворачивают на встречную полосу и тихонько едут вперед. Набравшись смелости или наглости, выехал на встречную полосу и я, пристроившись за едущим впереди автомобилем, судя по номерам, тоже «комяком». Тихонечко, уступая дорогу встречным легковушкам, прижимаясь поплотнее к стоящим фурам, мы двигаемся вперед. Вот и место аварии, бестолково бегают шофера и гаишники, не обращая на нас никакого внимания. Водитель, едущей впереди машины, максимально прижимаясь к краю дороги, с правой стороны, медленно продвигается вперед, стараясь не задеть крышей своего автомобиля нависающую над дорогой фуру. Наконец он выезжает на открытую часть трассы.

Включаю первую передачу, начинаю медленное движение вперед. Поравнявшись с фурой, чуть выворачиваю руль вправо, и мой автомобиль, не удержавшись на кромке асфальта, соскальзывает правым колесом в неглубокую траншею. Раздается неприятный скрежет металла по бетону, похоже, автомобиль сел защитой на дорожное покрытие. Выхожу из машины и прошу стоящих рядом водителей помочь вытолкнуть мой «Гетц» из кювета. С раскачки, после нескольких неудачных попыток, нам удается поставить соскользнувшее правое колесо на асфальт. Перевожу дух и медленно двигаюсь вперед, мимо бесконечной череды из многих десятков грузовых автомобилей, искренне сочувствуя водителям, им, скорее всего, придется ночевать на этом участке дороги.

Оставшийся путь преодолел без приключений.

Первая ночевка в селе Великорецкое, у игумена Тихона, настоятеля Спасо-Преображенского Никольского мужского монастыря. Устроился в одном из домов бывшего больничного городка, расположенного рядом со святым источником, на берегу реки Великой. Послушник Валерий указал койку, на которой буду спать.

То ли от переутомления, то ли от избытка впечатлений, однако уснуть я не мог долго, проворочавшись полночи с боку на бок. В 6 утра был уже на ногах, после водных процедур и утренней молитвы, еду в трапезную, где наскоро завтракаю, попив чай с сушками и печеньем. Выезжаю перед утренней службой, попрощавшись с настоятелем, поблагодарив его за гостеприимство.

Путь мой лежит до Слободского, небольшого городка Кировской области, где служит отец Сергий. Дорога не близкая, около 110 километров. Доехал без приключений. Отец Сергий ждал в храме. Трогательно было видеть, с какой искренней радостью встречал меня батюшка. Расспросив о том, как доехал, он распорядился накормить путешественника. На ночлег я попросил отца Сергия устроить меня в комнате для гостей в самом помещении храма.

Перед сном прочитал вечернее правило прямо перед чудотворной иконой Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение». За те полгода, что я не видел списка иконы, количество сережек, колец и цепочек, от благодарных верующих, помещенных под стекло образа, кажется, удвоилось. Батюшка может бесконечно рассказывать о тех людях, коим помог этот образ, при обращении к нему. Уникальность данного списка в том, что к самому образу доступа верующим нет, поскольку хранится он в алтаре Никольского собора Санкт-Петербурга.

История появления списка такова, в 1863 году в город Слободской прибыл с Афона для сбора пожертвований иеромонах Паисий, с собой он привез икону Богоматери «В скорбех и печалех Утешение». Благодать Богородицы тогда же изволила прославить икону различными чудотворениями. С нее было сделано несколько списков.

И вот, один из чтимых списков этой иконы и находится в слободском храме, названном в честь этой иконы, на территории бывшего мужского Крестовоздвиженского монастыря.

Приехал я в Слободское, 1 декабря, как раз накануне престольного праздника. На следующий день состоялась архиерейская служба в церкви иконы Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение». На службе присутствовал архиепископ Вятский и Слободской Марк. При большом стечении народа владыка и священнослужители торжественно провели молебен в честь иконы Божией Матери.

Каждый раз, приезжая к отцу Сергию, словно попадаешь в какую-то особенную духовную среду, где время течет с другой скоростью, уплотняясь до предела. Поражает тот ритм, в котором вот уже который год живет батюшка. Встает он в 5 утра, ложится же поздно, после 23 часов. И все это время отец Сергий в постоянном движении, утром надо обрядиться по хозяйству, накормить и подоить корову, собрать и отвезти детей в школу и садик. В течение дня бесконечные встречи с людьми, заботы о восстановлении храма, в котором батюшка служит.

Бывая в гостях у радушного хозяина, поражаешься той особенной атмосфере, которая царит в каждом уголке его большого дома. У батюшки восемь детей, старшая Лиза – студентка медицинской академии, остальные – четверо мальчиков и три девочки живут вместе с родителями.

Общаясь с людьми, бывая дома у друзей и знакомых, невольно отмечаешь про себя, как они уживаются со своими детьми, каков стиль взаимоотношений между взрослыми и детьми. Естественно, в каждой семье есть свои нюансы, везде свой семейный устав. Однако, как мне кажется устав деревенской семьи, особенно многодетной семьи православного священника, существенно отличается от городского, здесь дети гораздо раньше становятся взрослыми и самостоятельными. Причем самостоятельность эта не декларируемая, вот я уже вырос, мне 16 лет, отстаньте от меня, а подлинная, когда к 12-14 годам ребенок становиться полноправным помощником в маленькой ячейке общества, выполняя весь объем работ, который делают взрослые. Так старшие мальчики у отца Сергия самостоятельно доят корову, садят и убирают картошку, косят сено, и много еще чего делают из той мужской работы, без которой невозможно существование на селе. И работа эта обязательна. Не подоил корову – остался без молока, не посадил картошку – остался без запасов на зиму. Такая ответственность очень рано делает детей самостоятельными. Кто-то может сказать, и что в этом хорошего, у детей нет детства. Спорное утверждение, нет смысла, даже полемизировать на эту тему, поскольку, зачастую детство у городских детей, особенно если в семе один ребенок, затягивается до глубокой юности. Сплошь и рядом видишь молодых людей, которым далеко за двадцать, совершенно не приспособленных к жизни.

Рассказывая о семье отца Сергия, особенно хочу отметить то согласие, дружбу, которые царят в доме. Не слышно ругани между детьми и взрослыми, старшие не обижают младших, а младшие не чувствуют себя обделенными в правах. В минутных размолвках младший мальчик на равных разговаривает со старшим братом, если уверен, что тот не прав.

Из всех детей батюшки, особо хотелось бы рассказать о всеобщем любимце Несторе. Мальчик еще мал, поэтому несколько капризен и своеволен, однако при всей любви к нему родителей, братьев и сестер, если он сделает что то не так, его вразумляют, причем и родители и старшие братья. При мне Нестор укусил свою старшую сестренку за живот, та в плач, побежала жаловаться матушке. Мальчугана поставили в угол, откуда послышался его густой басистый рев, попытки выйти из угла строго пресекались старшими братьями. Окончился конфликт уже через несколько минут. Нестор, размазывая слезы по щекам, подошел к сестренке и невнятно, сквозь всхлипывания попросил у нее прощения, Ксения же, подперев ручками бока, как молодка, с этаким ехидным прищуром, переспросила его, что он там ей пробурчал. Нестор, надувшись, отошел чуть в сторону. Но уже через минуту, забыв о ссоре, они, взявшись за руки, бегали с веревочкой вокруг велосипеда, играя с котенком.

Наблюдая со стороны за жизнью семьи отца Сергия, словно наполняешься той особенной чистотой людских отношений, которая, увы, все реже встречается в нашем засуетленном обществе. Здесь ты начинаешь понимать, те истинные ценности: любовь, уважение, терпимость, которые должны сохраняться и лелеяться в каждой семье.

Расстался я с радушными хозяевами очень тепло, поблагодарил за гостеприимство.

Пробыв на гостеприимной вятской земле почти неделю я стал собираться назад в Ухту. Второго декабря из Слободского выехал в село Великорецкое, где с благословления игумена Тихона решили заночевать, чтобы отправиться в дальнюю дорогу ранним утром.

Обратный путь обошелся без приключений и занял на несколько часов меньше времени, поскольку дорога была уже знакома и заморозки еще не превратили дорожное покрытие в ледяной каток.

Путевые заметки странника.

Н Лудников

Пользователь запретил комментирование поста

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru