войти кнопки соц.сетей
2 февраля 2018 в 11:18

Схватка "кабана" и "Медведя"-2

(продолжение. Начало - здесь)

Прямым следствием выборов 1994 года следует признать переход Владимира Торлопова из заместителей Председателя Совета Министров в Председатели Государственного Совета первого созыва. По существу, это означало обретение им определенной политической самостоятельности.

https://vk.com/@-50399723-shvatka-kabana-i-medvedya

«Группы влияния»

Официальный предвыборный штаб Спиридонова возглавил Анатолий Каракчиев. В рабочем кабинете Председателя столичного горисполкома регулярно, в лучших традициях советской системы управления, собирались весьма представительные «планерки»: ставились задачи, заслушивались отчеты, устраивались «разносы».

Этот жест тогда означал не то, что сейчас. Фото Дмитрия Напалкова.

Из политических «тяжеловесов» стоит отметить активное участие зампредсовмина Владимира Торлопова

и влиятельного депутата Верхсовета Алексея Гришина.

Местных «профессионалов» представлял социологический центр «Блиц» и уже упомянутый выше КРОК. Активную и эффективную работу демонстрировали московские политтехнологи под руководством Игоря Минтусова.

Юрий Спиридонов вообще не испытывал никакого недостатка ни в людях, ни в деньгах. Можно назвать еще один почти официальный штаб под общим руководством ректора Академии Госслужбы Валентины Котельниковой — там собирались сторонники Спиридонова, по каким-либо причинам недолюбливавшие «нахального» Каракчиева. Роль альтернативного «мозгового центра» исполнял довольно авторитетный питерский политологЮрий Виноградов. Ну а такие номенклатурные «авторитеты», как Александр Окатов

Действительно, в нашей идеологизированной стране, где слово"коммунист" еще недавно означало не убеждение, а профессию, всегда ценились люди, которые хоть что-то умели делать конкретно. В руководстве их было мало, и на них приятно отдыхал глаз.

и Николай Гусятников

Руководил сельским хозяйством, приватизацией и писал стихи.

, хоть и работали в условиях глубокого подполья, но тоже претендовали на роль «центров влияния».

К издержкам такой «популярности» Юрия Спиридонова следует отнести значительное отвлечение сил его сторонников на борьбу за «доступ к телу» руководителя. Иногда это приводило к забавным (и не очень) «опечаткам». К примеру, регулярно подававшиеся «наверх» результаты замеров общественного мнения странным образом указывали на рост популярности оппонента. Что вообще-то действительности не соответствовало. При этом в самом штабе был организован импровизированный тотализатор: участником предлагалось сделать символическую ставку на свой прогноз распределения голосов между кандидатами. После выборов «вскрытие показало», что штабисты оценивали ситуацию вполне адекватно. А точнее всех оказался сам начальник штаба.

Зачем нужна была откровенная дезинформация? Ответ на этот вопрос так и остался «маленьким секретом для большой такой кампании».

Штаб Худяева под общим руководство Виктора Кармановского «окопался» в гостинице «Сысола». Костяк составили спешно переквалифицировавшиеся в госслужащих главный редактор «Молодежи Севера» Евгений Хлыбов, временно безработный «демократ» Равиль Валеев и мелкий предприниматель-юрист Вячеслав Тоболев. Позднее в качестве «мозгового центра» к ним примкнул достаточно известный в республике ученый-этнограф Дмитрий Несанелис. Однако по-настоящему влиятельных политиков и бизнесменов в команде замечено не было. В роли «народных трибунов», как правило, выступали представители крайне радикального крыла местного национального движения и журналисты.

В целом команда довольно изобретательно использовала свои более чем скромные ресурсы. Например, в самый разгар предвыборной кампании милиция задержала двух нетрезвых журналистов телерепортеров – Андрея Колобаева и Николая Зюзева, – которые решили демонстративно пописать на крыльце гостиницы «Сысола», то есть возле собственного же штаба. Журналистов забрали в «кутузку», а вызволять их оттуда приехал (с букетом цветов!) сам патрон – Вячеслав Худяев.

По версии правоохранителей, Зюзев и Колобаев не только помочились в общественном месте, но и ругались матом, а также оказали сопротивление милиционерам. «Худяевцы» в ответ заявили, что пострадали «за политику».

Другой скандал был связан с сыном Дмитрия Несанелиса. В опасной близости от мальчика, переходившего улицу, промчалися неустановленный автомобиль. В штабе Худяева это происшествие расценили как гнусное покушение и провокацию, направленную на то, чтобы запугать соратников Вячеслава Ивановича.

И хотя обе эти истории не стоили выеденного яйца, оппоненты Спиридонова использовали их по максимуму. Слухи о том, что местная мафия активно поддерживает Спиридонова, поползли по городам и весям. Что там было на самом деле – неизвестно. Теоретически возможно, что кто-то из желающих «прогнуться перед «папой» и предпринял эти бездарные провокации. Но основной штаб и, тем более, сам Спиридонов к таким глупостям, конечно, никакого отношения не имели.

«Фокус-группа», «факторы предпочтения», «группы влияния» – московские специалисты работали серьезно. На первом этапе, еще до начала собственно выборов им удалось нарисовать достаточно точные портреты двух лидеров. Вернее – обозначить их образы, сложившиеся в глазах избирателей.

Например, богатую пищу для размышлений (и для принятия правильных решений по «раскручиванию» имиджа клиента) дал анализ ответов на простенький вопрос: «С каким животным вы можете сравнить двух кандидатов?» У большинства опрошенных Юрий Спиридонов ассоциировался с медведем или лосем, а Вячеслав Худяев – с кабаном или лисой. Психологи на этом основании сделали вывод не только о сравнительных масштабах личностей кандидатов. Явно обозначенный «хищнический» образ Спиридонова следовало попытаться как-то сгладить. А «лисьи» черты оппонента — подчеркнуть и преувеличить.

Кроме того, опрошенные довольно дружно указали на некоторое преобладание в чертах Худяева таких «женских» характеристик, как мягкость, добросердечность, скромность. У Спиридонова же преобладали чисто «мужские достоинства»: решительность, властность, грубость, черствость. Поэтому при подборе текстов и фотографий для всех предвыборных материалов авторы старались «прибавить женственности» обоим. Спиридонов становился в них более «человечным», близким рядовому избирателю. Ну а Худяев выглядел уже чересчур «женственным», что слабо ассоциировалось с образом политического деятеля.

Беспристрастный экспресс-анализ заезжих социологов содержал зерно истины, интересной не только в контексте предвыборных баталий. Самое время, пожалуй, вкратце описать жизненный путь «кабана» и «медведя»:

CПИРИДОНОВ Юрий Алексеевич, Председатель Верховного Соета Коми АССР.

Родился в 1938 году в Сибири в семье рабочих. Русский

Образование высшее — Свердловский горный институт,

Ленинградская высшая партийная школа, канд. технических наук.

С 1961 г. – горный мастер, заместитель начальника участка, старший горный мастер прииска «Горный» Магаданской области;

председатель профкома прииска «Горный» (1963 г.);

инженер отдела, начальник участка, главный инженер, начальник шахты Ярегского управления в Коми АССР (1964 – 1975 гг.);

зав. отделом Ухтинского ГК КПСС, первый секретарь Усинского райкома КПСС (1975 – 1984). С его именем связано освоение месторождений нефти в Усинске и строительство в тайге нового города. Затем - сначала второй, а вскоре - первый секретарь Коми обкома КПСС. С 1990 года Председатель Верховного Совета Коми АССР.

ХУДЯЕВ Вячеслав Иванович, Председатель Совета Министров Коми АССР.

Родился в 1946 году в Сыктывкаре в рабочей семье. Коми.

Образование высшее – Ленинградский инженерно-строительный институт, Академия общественных наук при ЦК КПСС.

С 1969 г. – старший инженер-технолог завода железобетонных изделий в г.Ухта, начальник цеха этого же завода; главный инженер завода керамзитобетонных изделий, директор того же завода; начальник производственного отдела «Главкомигазнефтестроя», директор комбината производственных предприятий «Главкомигазнефтестроя» (1975-1976);

заместитель заведующего отделом строительства Коми обкома КПСС, второй секретарь Сыктывкарского горкома КПСС, первый секретарь того же горкома (1976-1987);

С 1987 Председатель Совета Министров Коми АССР.

При всей внешней похожести нетрудно заметить, что «медведь» шагал дорогой прямой и трудной, а «кабан» выбирал тропинки извилистые и более удобные.

Старатели Магадана и шахтеры Яреги – контингент «чисто конкретный». Именно здесь Юрий Спиридонов оттачивал щедро данные ему от природы лидерские качества. Навыки кулачного бойца он получил достаточно рано: «…его детством была война, а воспитателем – улица. За то, что лез вперед и дрался, как очумелый, дружки сочинили ему кличку – Бог. Но и Бога частенько молотили – всей ватагой», – хоть эта цитата и из предвыборной публикации, но нет никаких оснований не верить журналисту. Тем более, что и явные недруги отмечали эту черту своего оппонента. Правда, они называли ее «перванизмом» – стремлением к лидерству любой ценой.

Уже будучи начальником нефтяной шахты Спиридонов первым лез в завалы на старых выработках, сутками бродил в набухшей от нефти спецовке по пожарищам. Говорят, что иногда он уходил в дальние штреки и в одиночество оттачивал навыки владения ненормативной лексикой.

Партийная карьера «медведя» складывалась поначалу не просто. Нефтяного «генерала» шесть лет «воспитывали» на второстепенной должности в Ухтинском горкоме, а затем отправили «с глаз долой» — строить в тайге новую столицу нефтяников Усинск.

Для партийного лидера недостаточно виртуозного владения крепким кулаком и словом. Массы надо воодушевлять идеями. Идей у Спиридонова тоже хватало. Причем – весьма масштабных. Тот же Кармановский с некоторой иронией писал в 1994 году о мечте Спиридонова превратить Усинск в «Нью-Ухту». Но сегодня-то мы знаем, что Усинск, пережив трудные времена, и в самом деле стал нефтяной столицей Коми.

Во время выборов первого секретаря обкома члены бюро по-товарищески посетовали на излишнюю грубость и заносчивость Юрия Алексеевича. Но обещания эти он до конца не сдержал – не тот характер. Правда, от излишней брутальности «Папы» страдали в основном его ближайшие соратники. На публике Спиридонов держался иначе, в нужные моменты проявляя завидные выдержку, гибкость и даже артистизм.

Кроме того, Юрий Алексеевич обладал таким важным для публичного политика качеством, как способность к импровизации. Помощники, готовившие ему выступления (слово «спичрайтер» было тогда еще не в ходу), хватались за головы, когда Спиридонов «толкал» речи. Зачастую из всего заготовленного текста Спиридонов произносил «по бумажке» только одно слово»: «товарищи!» Дальше шла взволнованная и напористая импровизация на заданную тему.

Правда, знающие люди утверждают, что и «спичрайтеры» Худяева тоже частенько проливали «невидимые миру слезы». Вячеслав Иванович зачитывал подготовленный текст почти дословно, но так невыразительно и скучно, что слушателям становилось не по себе.

Разумеется, предвыборные штабы были в курсе индивидуальных особенностей своих кандидатов. «Худяевцы», например, сделали все, чтобы не допустить прямых дебатов – исход был слишком очевиден. Поэтому они вообще старались поменьше показывать своего шефа населению. Тем более — в прямом эфире.

Ну а Спиридонов к «политической возне» штабистов, относился с определенной долей иронии и вообще вел себя, с точки зрения пиарщиков, весьма легкомысленно. Например, во время выборной кампании неожиданно для всех он совершил абсолютно необязательную поездку в далекую Панаму. При этом проект такого важного для любого кандидата документа, как предвыборная программа, читал больше месяца. Помощники подсовывали ему на согласование вариант за вариантом. А в результате «Красное знамя» опубликовало какой-то «левый», не известно откуда взявшийся текст Программы. Лицо начальника штаба покрылось тогда красными пятнами и он в первый раз матернулся на публике. Но, ничего – пронесло...

Так что ни «медведя», ни «кабана» народ в ходе предвыборной кампании почти не видел. Хотя и по разным причинам.

Торжество технологий

Чисто «виртуальное» участие самих кандидатов в агитационной шумихе породило интересный миф с далеко идущими последствиями. Населению, и, что гораздо важнее — местной элите, удалось вдолбить, что успех выборов напрямую зависит от денег и квалификации политтехнологов. То есть, на будущее имейте в виду: денег не жалеть, а специалистов звать из Москвы.

Возможно, что и манипуляции с опросами следует рассматривать в контексте создания этого мифа. Надо было как-то «взбодрить» слишком уж ироничного Юрия Алексеевича. Дошло ведь до того, что даже интервью для газеты приходилось вымаливать у него чуть ли не на коленях. «Хитрая» статистика сработала: Спиридонову показали «тревожные» цифры, «свидетельствовавшие», что он теряет популярность. Только после этого кандидат немного активизировался.

Впоследствии этот простенький приёмчик будет многократно повторен и на российском, и на республиканском уровне. И всегда будет работать!

В то же время сама технология скрупулезного учета настроений избирателей, вне всякого сомнения, стала одним из серьезных «козырей» в политической борьбе. Московские социологи дали толчок правильному развитию этого направления в республике. Не случайно основной местный «подрядчик» Дмитрий Литошко возглавил впоследствии информационно-аналитический отдел Администрации Главы.

На базе этих исследований, например, были приняты два важных решения. В день выборов команда Спиридонова применила неожиданный, но очень эффективный прием: в сельские районы были посланы контролеры с заданием не допускать нарушения Закона о выборах. В конкретной ситуации это означало прекращение сложившейся практики голосования без паспортов, за других членов семьи. Явка на селе (где преобладали сторонники Худяева) после этого существенно упала.

8 мая 1994 г. выбирали не только Главу, но и представителей местных органов власти. И это тоже было использовано спиридоновской командой, в первую очередь с целью повышения явки избирателей в городах.

К примеру, Сыктывкарская организация Партии любителей пива бесплатно раздавала избирателям, пришедшим на выборы, по банке пива. Прием простенький, но эффективный. Интересно, что в учредительном собрании несерьезной «пивной» партии приняли участие такие серьезные люди, как Владимир Торлопов и Валерий Марков, а председателем ее финансового комитета стал не кто иной, как заместитель председателя правления Коми социального банка Александр Зарубин.

Те же социологические замеры показали, что сложившийся имидж «националиста» может дать Худяеву вполне конкретное предельное количество голосов. Но зато отпугивает остальных избирателей. Срочно были изготовлены листовки и публикации, явно преувеличивавшие националистические амбиции Вячеслава Ивановича. Оппоненты пытались открещиваться и предпринимать какие-то ответные шаги, но было поздно. Ведь они сами затеяли игру на этом «минном поле».

Интересной с точки зрения будущих политических «раскладов» представляется создание по личной инициативе Анатолия Каракчиева Высшего Экономического Совета республики. Этот неправительственный орган должен был стать неким прообразом «Общественной палаты» при будущем Главе РК. В его первый состав вошли известные в республике люди: Владимир Торлопов, Виталий Лаженцев, Галина Князева, Александр Попов, Леонид Чисталев.

Ничего подобного худяевский штаб предложить не мог. Команде Вячеслава Ивановича явно не хватало интересных идей и влиятельных сторонников из числа местной элиты.

Председатель Совета Министров был обречен на поражение.

Этот день победы

Итоги выборов 8 мая 1994 года были предсказуемы: из 37% пришедших к урнам избирателей 49,2% проголосовали за Ю. Спиридонова, 32,0% – за В. Худяева, 8,1% – за А. Гладкова, 3,7% – за В. Маркова.

Вячеслав Худяев еще попытается занять пост спикера в новом Государственном Совете, но без успеха. В политику его больше не пустят, и он удовлетворится скромной должностью руководителя дорожного департамента республики.

Виктор Кармановский даже после странных манипуляций с кредитной карточкой Спиридонова умудрится-таки в 1996 году занять кресло Министра внешних связей.

Евгений Хлыбов вернется в «Молодежь Севера» и газете придется срочно возвращать полученный при Худяеве бюджетный кредит.

Дмитрий Несанелис забросит науку и переквалифицируется в профессиональные политтехнологи (впоследствии он станет одной из ключевых фигур выборных кампаний губернатора Ненецкого автономного округа).

«Кровь» побежденным пускать не стали. Правда, сокращенные с сомнительных государственных должностей Равиль Валеев и Вячеслав Тоболев будут нудно судиться с новой Администрацией. Так ведь – успешно. Им выплатят все, что положено, и даже сверх того.

Судьбы членов «команды победителей» будут самым тесным образом связаны с новейшей историей Республики Коми и в этой книге их имена упоминаются не один раз. Но именно сейчас стоит обратить внимание на один очень важный нюанс. Прямым следствием выборов 1994 года следует признать переход Владимира Торлопова из заместителей Председателя Совета Министров в Председатели Государственного Совета первого созыва. По существу, это означало обретение им определенной политической самостоятельности.

А председатель столичного горисполкома Анатолий Каракчиев «вырастет» до первого заместителя Главы РК. В его руках будут сосредоточены не только очень важные рычаги управления экономикой республики. В качестве признанного «специалиста по выборам» Анатолий Каракчиев будет решать судьбу еще не одной кампании. Зато собственное «политическое лицо» им будет безвозвратно потеряно. Заместителю оно не положено по должности. А заместителю такого лидера, как Спиридонов – и подавно.

Оригиналы документов, ссылки, альбомы фотографие в Группе:

https://vk.com/club50399723

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru