войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
13 февраля 2018 в 10:34

РЕФЕРЕНДУМ, РЕФЕРЕНДУМ… А Я МАЛЕНЬКИЙ ТАКОЙ

Навстречу конкурсу «Время парламента»::)) Полный текст и фото Дмитрия Напалкова ЗДЕСЬ

Успех танковой атаки следовало закрепить народным волеизъявлением. Поэтому наспех изготовленную Конституцию Российской Федерации решено было вынести на всенародное голосование. Местные политики, в особенности представители коренной национальности, выразили робкие сомнения по поводу утраты суверенитета республики (в проекте Конституции ни слова не было сказано о Федеративном договоре, а все субъекты РФ были уравнены в правах).

Впрочем, местный политический бомонд гораздо в большей степени занимал вопрос о власти собственно в республике. Поэтому на референдуме 12 декабря 1993 года Верховный Совет РК задал народу свой «вопрос ребром»: «Считаете ли Вы необходимым ввести в структуру высших органов государственной власти Республики Коми должность Президента Республики Коми, избираемого всем населением республики, являющегося главой государства и непосредственно возглавляющего исполнительную власть Республики Коми?»

А в начале декабря состоялся Третий съезд коми народа. Он обсудил вопросы, связанные с предстоящими 12 декабря республиканским и всероссийским референдумами, а также проблемы экологии. Особо рассматривался вопрос о правах коренного народа при заключении договора об аренде французской фирмой лесного массива в Троицко-Печорском районе. По инициативе главы правительства Вячеслава Худяева, присутствовавшего на съезде в качестве делегата, были приглашены министр лесов и председатель Госкомитета по промышленности, но их выступления не рассеяли подозрений. Поэтому съезд поручил Комитету возрождения коми народа при участии Консультативного комитета финно-угорских народов при ООН и Общественного комитета по спасению Печоры провести еще одну независимую экологическую экспертизу договора.

Высказались коми представители и по поводу проекта Закона «О президенте РК». Но если два года назад Второй чрезвычайный съезд коми народа принял решение о необходимости избрания президента в качестве гаранта государственного суверенитета республики, то Третий съезд изменил позицию, призвав избирателей проголосовать против введения этого поста. В том случае, если вопрос о введении президентства все-таки решался положительно, съезд предложил внести поправку в проект закона о том, что президент должен владеть обоими государственными языками РК.

В вопросе о реформе системы государственной власти республики съезд коми народа подтвердил свои прежние установки на создание двухпалатного парламента, в котором одна палата должна состоять преимущественно из представителей коренного народа.

Шахтеры снова «легли»

Пока в столице Коми шли затяжные дискуссии о «национальной палате», мятежная Воркута громко ударила касками, тем самым давая понять, что есть вопросы и поважнее. Шахтеры, как тогда говорили, «легли» – началась массовая забастовка. Для Ельцина, который привык считать воркутинских горняков своей верной опорой, это был неприятный сюрприз.

В забастовку, начавшуюся 6 декабря 1993 г., включились 12 шахт объединения «Воркутауголь» и три шахтостроительных управления комбината «Печоршахтострой». Отгрузка угля за пределы Воркуты была прекращена.

Горняки концерна «Интауголь» поначалу поддержали забастовку. Однако уже на следующий день, 7 декабря, интинские шахты возобновили работу. Угольщиков приполярного города успокоил тот факт, что в Москве представители горняков и правительства России подписали протокол о мерах по решению шахтерских проблем.

Воркутинцы же были настроены более радикально. Утром 7 декабря состоялось экстренное совместное заседание представителей профсоюзов шахтеров, городского рабочего стачечного комитета, трудовых коллективов Воркуты. На нем забастовка была объявлена бессрочной. Шахтеры потребовали от правительства России твердых гарантий по своевременной выплате зарплаты независимо от источников финансирования и возможностей потребителей; реализации протокола совещания в Воркуте 27 ноября 1993 г., подписанного первым вице-премьером России Е. Гайдаром. (В этом протоколе были изложены все требования шахтеров).

9 декабря у заместителя министра экономики России Н. Шамраева состоялось совещание представителей всех заинтересованных сторон: Минэкономики, Минфина, Минтопэнерго, компании «Росуголь», МПС, Роскомметаллургии и воркутинцев (председатель совета директоров объединения «Воркутауголь» А. Степанов, директор по экономике ОВУ А. Геращенко, начальник «Печоруглесбыта» В. Сердюков, председатель НПГ Н. Шульга и от профсоюза работников угольной промышленности А. Еркулов). Был разработан механизм, обеспечивающий выплату металлургами их долгов горнякам. Впервые в документе такого уровня зафиксирована задача проведения оценки потребностей российских металлургов в коксующихся углях на 1994 г. Уже 10 декабря Череповецкий металлургический комбинат перечислил горнякам часть своего долга – 7,5 млрд. руб.

Вечером 10 декабря бессрочная забастовка была приостановлена на всех двенадцати шахтах «Воркутаугля». Однако предзабастовочное состояние было сохранено «до осуществления всех мер, намеченных во время переговоров с правительством России». Кроме того, шахтеры решили: тем, кто не платит, больше угля давать!

Пройдет всего несколько лет – и именно металлурги в лице «Северстали» купят оставишиеся на плаву воркутинские шахты со всеми «потрохами». Однако тогда, в 1993-м, все было наоборот: Череповецкий металлургический комбинат, самый крупный потребитель воркутинских углей, зависел от воли шахтеров.

За несколько дней декабрьской забастовки коксовые батареи комбината оказались на грани остановки и разрушения. Возникла угроза замерзания и самого Череповца, в котельных которого тоже сжигался воркутинский уголек.

Чего хотел съезд

Но если шахтеры могли хотя бы бастовать, то бюджетникам и пенсионерам приходилось еще более туго. Мизерные зарплаты не выплачивались месяцами – и это заботило людей гораздо сильнее, чем проект Коми Конституции или вопрос о президенте республики. Вот почему 12 декабря на избирательные участки пришло всего 47% избирателей. Это означало, что республиканский референдум по поводу президентства в Коми не состоялся.

Большинство (54,5%) из тех, кто принял участие в голосовании, высказались против ведения в республике должности президента. Очевидно, в этом проявилось влияние Съезда коми народа, и в первую очередь – в южных и в сельских районах республики. Ведь северные города референдум практически проигнорировали – явка там была катастрофически низкой.

Протест населения выразился не только «голосованием ногами». Параллельно проходили выборы в Государственную Думу и Совет Федерации РФ. По партийным спискам на первое место в республике вышла ЛДПР (23%!). Такого успеха в Коми Жириновский не добивался больше никогда.

По Сыктывкарскому избирательному округу из семи кандидатов убедительную победу (23,7%) одержал депутат расстрелянного Верховного Совета РФ Николай Ген. В своей предвыборной программе он резко осудил Ельцина и сообщил «по секрету», что его уговаривали добровольно (за три миллиона рублей) сложить депутатские полномочия. А вот выступавшая «за Ельцина» Вера Кузнецова получила лишь 10% голосов.

В Печорском избирательном округе победил Валерий Максимов — тоже бывший депутат разогнанного Съезда народных депутатов СССР. На выборах прямо обвинял Ельцина в диктаторских замашках и набрал 34% голосов.

Результаты выборов в Совет Федерации стали еще одним подтверждением явно выраженной «центробежной» тенденции. Дело в том, что и Председатель Верховного Совета Коми АССР Юрий Спиридонов и Председатель Совета Министров Вячеслав Худяев четко выдерживали курс на «суверенитет» республики. Во всяком случае, публично они, как умели, дистанцировались от «московских дрязг». В итоге первый набрал 47,9%, а второй — 39,6% голосов, оставив далеко за бортом миллиардера Глузмана, неоднократно высказывавшегося за рыночные реформы Ельцина.

Таким было последнее относительно свободное волеизъявление народа по поводу наступившей «эпохи перемен». Что из этого получилось, теперь мы уже знаем.

«Не надо напрягать сессию!»

Уже в конце 1993 г. между законодательной и исполнительной властями Коми, вернее, между двумя лидерами – Юрием Спиридоновым (Верхсовет) и Вячеславом Худяевым (Совмин) – обнаружились серьезные противоречия. Через семь лет, перед третьими выборами Главы РК, эта политическая трещина, разделяющая Желтый дом (правительство) и Стеклянный (парламент) станет еще глубже. А тогда, в декабре 93-го, искушенных аппаратчиков поразил малозначительный, казалось бы, факт: общая предновогодняя вечерника, по давней, еще советской традиции отмечавшаяся совместно двумя «ветвями власти», на сей раз не состоялась. В двух «главных домах» республики звучали одинаковые новогодние тосты. Но компании были уже разные.

Когда люди перестают вместе выпивать – что это означает? В чиновничьей России – только одно: между ними пробежала черная кошка. Значит, впереди – раскол, интриги, борьба за власть.

Что бы ни говорили сейчас участники тех далеких уже событий, но, помимо наличия объективных причин, и неудавшийся референдум, и разработка новой Конституции – инструменты напряженной, хотя в тот момент почти невидимой, политической борьбы. Во всяком случае, то была возможность наконец-то покончить с двоевластием, которое фактически, вплоть до первых выборов Главы РК, существовало в республике.

Отсюда – и поистине «шахтерские темпы» подготовки Основного Закона Коми. Едва отшумели новогодние праздники, как Конституционная комиссия во главе с Юрием Спиридоновым «выдала на-гора» проект этого многостраничного документа. Написать новую, практически с «чистого листа» Конституцию, задача архисложная. Но в той мутной политической ситуации медлить было опасно.

Уже 15 февраля депутаты собрались для обсуждения Основного Закона. Наверное, далеко не все из них обратили внимание на один чисто процедурный момент. Дело в том, что Конституционная комиссия заранее разослала депутатам текст проекта. Поэтому, когда в самом начале обсуждения Конституции было предложено принять этот проект за основу, возражений не последовало.

В результате почти весь текст проекта получил гарантии незыблемости: обсуждение шло постатейно, и для внесения любой поправки требовалось собрать не менее двух третей голосов. Поэтому даже в тех случаях, когда конституционная комиссия оставалась в меньшинстве, ее предложение проходило.

Поскольку сам Спиридонов в течение двух дней председательствовал, конституционную комиссию представлял заместитель председателя комиссии Алексей Гришин. Однако фактически Ю. Спиридонов совместил две роли: председателя сессии и председателя конституционной комиссии, оставив своему заместителю роль статиста, зачитывавшего статьи.

Несколько робких замечаний депутатов относительно неправомерности постоянного монолога Спиридонова им формально принимались к сведению, но тут же «забывались». При обсуждении статей, вызвавших разногласия в ходе подготовки проекта, председатель активно использовал тактику ускорения голосования для предотвращения дебатов. Правда, депутат Виталий Осипов, один из лидеров коми национального движения, однажды попытался внести диссонанс в отлаженный механизм: «Мы подошли к самым главным вопросам. Поэтому предлагаю дать возможность всем высказаться концептуально». Спиридонов попытался сходу отбить эту попытку: «Виталий Иванович, не надо напрягать сессию! Все концепции, которые вы хотите защищать, изложены в поправках. Вот и защищайте...» Однако председателю все же пришлось поставить на голосование вопрос о возвращении к порядку ведения сессии. Большинство высказалось за сохранение прежнего порядка: голосование по статьям без развернутой дискуссии.

А попытки были. Для начала сессия быстренько отклонила все поправки в преамбулу, связанные с ее национальными особенностями и в первую очередь – с суверенитетом.

В свое время Верховный Совет включился в «парад суверенитетов» и республика была провозглашена суверенным государством в составе РСФСР, была принята соответствующая декларация. Ю. Спиридонов тогда активно поддержал эту линию. В октябре Верховный Совет Коми АССР осудил и Президента, и Верховный Совет РФ.

Ю. Спиридонов не раз публично заявлял о независимой политике «суверенной республики». Однако в 1994 г. ситуация в стране начала меняться, возникли новые политические реалии, и Председатель Верхсовета понял это раньше других. В итоге слово «суверенитет» в Конституции Коми (в отличие от многих других субъектов РФ) так и не появилось. Как показало время, эта позиция была мудрой и дальновидной.

Зато «национальный вопрос» вызвал яростные споры. Отношение депутатов к роли коренного населения республики в чистом виде проявилось при обсуждении статьи 13. В ходе работы конституционной комиссии поступило предложение изложить ее в следующей редакции: «Республика Коми — историческая родина коми народа. Политика государства направлена на поддержание и развитие культуры и жизненного уклада коми народа, равно как и других национальностей, проживающих на территории Республики Коми...»

Вопрос об «источнике государственности» республики был самым принципиальным. Некоторые депутаты считали, что отсюда должны вытекать некие, в том числе и политические привилегии для «титульного народа». В то время другая группа парламентариев (в основном, представители Воркуты) были категорически против того, чтобы подчеркивать особое место коми народа. Так, воркутинец Б. Кузьмин заявил: «Принимая эту формулировку, мы противоречим международному праву...»

Юрию Спиридонову и его соратникам приходилось лавировать. Прописывать привилегии одного народа – значит, обидеть других граждан республики. С другой стороны, нельзя было не считаться с мнением лидеров коми национального движения, имевшего серьезный политический вес. В итоге (против проголосовали лишь 17 депутатов) был принят компромиссный вариант, предложенный конституционной комиссией: «Коми народ – источник государственности Республики Коми. Политика государства направлена на поддержание и развитие языка, культуры...» И ни слова – о привилегиях...

Комиссия по культуре попыталась, было, уравнять коми и русский языки в органах государственного управления. Поправка набрала 73 голоса «за», 65 — «против», воздержались 10. При этом 88 депутатов проголосовали за то, чтобы в тексте Конституции русский язык всегда упоминался первым, а коми — вторым. Поправка тоже не прошла, но само голосование внесло в «национальный» вопрос полную ясность.

В процессе работы над проектом конституционная комиссия, отвергнув проект Комитета возрождения коми народа, а также поправки других организаций коми национального движения и части депутатов о формировании двухпалатного парламента, тем не менее пошла на компромисс. Согласно предложенному ею проекту, часть Государственного совета (30 депутатов) избирается по избирательным округам с относительно равным числом избирателей, а другая (20 депутатов) — от городов и районов. Это давало возможность повысить уровень представительства депутатов от коми районов с относительно небольшой численностью населения, но в то же время не создавало механизма, при котором представители меньшинства могут наложить вето на любое решение Государственного совета (одна из целей тогдашних лидеров коми национального движения).

Однако компромиссный вариант встретил оппозицию со стороны части Верховного Совета. Поступило предложение отказаться от избрания части парламента по принципу: один депутат от города или района. Эта поправка собрала 62 голоса, против нее голосовали 89. 62 голоса — это, скорее всего, депутаты, отстаивающие чистую демократию без всяких скидок на национальный вопрос. В кулуарах сессии один депутат от Воркуты так сформулировал свой подход: «Депутат должен представлять население, а не территорию». Другой депутат от Воркуты во время выступления на сессии сказал: «Голосуют люди, а не квадратные километры».

Язык Главы

Но еще больше взволновал депутатов не просто язык, а язык будущего Главы республики. Дело в том, что принятый до этого Закон о государственных языках и Программа его реализации предусматривали разработку перечня должностей, которые могут заниматься лишь людьми, знающими оба государственных языка. По новой Конституции, Глава получал огромную власть в республике. Поэтому, с точки зрения многих депутатов, правило «о двуязычии» должно было распространяться на него в первую очередь.

Но за вопросом «о языке» стояла еще и голая политика. Все понимали, что на пост Главы РК в тогдашней ситуации могли реально претендовать лишь два человека – Юрий Спиридонов и Вячеслав Худяев, русский и коми. И хотя до сих пор, в том числе и на выборах 12 декабря, они открыто не дискутировали, наметившееся между ними противостояние было вполне очевидным. А тут и повод оказался «железный»: двумя языками свободно владел только Худяев. И поправка к проекту автоматически избавляла его от грозного конкурента.

Вячеслав Иванович, присутствовавший на той исторической сессии, разумеется, видел весь расклад: большинство депутатов голосовало за линию, которую гнул Спиридонов. И наверное, понимал, что шансов у него мало. Но промолчать, конечно, не смог. Выйдя к микрофону, председатель правительства с трудом сдерживая раздражение, спросил у Спиридонова: почему тот пропустил поправку, официально внесенную Советом Министров? Поправка гласила: «Большинство членов Совета Министров Республики Коми высказало мнение о введении в республике поста президента, как главы Республики Коми, избираемого путем народного голосования, владеющего двумя языками».

Ю. Спиридонов в весьма резкой форме попытался остановить его выступление. Однако В. Худяев потребовал не перебивать его и продолжил: «В Татарии, Чувашии вопрос поставлен однозначно: Глава республики владеет двумя государственными языками. Мы же принимаем Конституцию Республики Коми, а не Кировской области...»

После некоторой паузы ясность внес все тот же Виталий Осипов, постоянно «напрягавший» сессию:

– Это вопрос политический. И в данной ситуации предлагаю вообще снять эту статью о знании языков. Если в такой трудный момент человек возьмет на себя столь тяжелое бремя, то не надо спрашивать его национальность.

Поправка Совмина все же была поставлена на голосование. Ее поддержали 38 депутатов, против проголосовали 111, воздержались двое. Эти цифры и описывают примерное соотношение сил в Верховном Совете двух политических конкурентов.

«Хитрую» поправку попытался внести заместитель Председателя Верховного Совета Валерий Потолицын:

«Вместо ограничения двумя сроками главы республики записать, что высшее должностное лицо республики не может находиться на своем посту более двух сроков».

Эта поправка давала основание рассматривать нынешнее председательство Спиридонова в Верховном Совете как уже пройденный первый срок. Кроме того, наверняка могли появиться люди, которые зачли бы и пребывание Юрия Алексеевича на посту первого секретаря обкома КПСС. Ситуация для него была крайне неприятной, но на помощь неожиданно пришел депутат Михаил Глузман:

– Как новый парламент может поменять название высшего должностного лица, так же он может изменить и эту статью Конституции. Снимите!

Потолицын сразу же согласился и снял.

В новом ракурсе та же проблема прозвучала в поправке: «Глава республики читает присягу и на коми языке». Без обсуждения ее поставили на голосование и… прокатили!

Спиридонов прокомментировал: «Поправка не прошла, а зря». Здесь речь шла о символическом жесте, а в таких случаях опытный Спиридонов всегда предпочитал уступать.

Сразу же после голосования выступил председатель Комитета возрождения коми народа Валерий Марков:

— Я призываю вернуться к этому вопросу и переголосовать. В Конституции текст присяги будет написан на двух языках, в том числе и на коми. Если президент будет принимать присягу на русском языке, тогда так и пишите, что присяга приносится на русском языке.

Переголосовали. За поправку (Глава произносит присягу на двух языках) отдали голоса уже 127 депутатов, 19 – против.

В конце второго дня работы сессии Конституция Республики Коми была принята. Утвердили герб и флаг. А вот с гимном решили не спешить.

С учетом роли Председателя Верховного Совета Коми АССР как в разработке, так и в принятии, эту Конституцию смело можно называть «Спиридоновской». Злые языки уже тогда утверждали, что на самом деле Юрий Алексеевич был озабочен вовсе не качеством основного Закона, а предстоящей предвыборной кампанией. Отчасти, наверное, это так. Но главное, все-таки в другом. Новая Конституция Коми – отражение общих политических, экономических и социальных реалий, которые сложились в стране, закономерный этап в становлении государственности республики. И «команда Спиридонова», в кратчайшие сроки разработавшая Основной Закон, успешно справилась с этой поистине исторической задачей.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru