войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
11 сентября 2018 в 15:55

К юбилею Красного Террора

Дело, вишь, не в расстрелах как таковых, а в том, кто именно и кого именно расстреливает. Скажем, если ты борешься с большевиками, то тебе простительно не токмо в милиционеров, пограничников, руководителей партии и правительства стрелять (это уж само собой разумеется!), враг Совдепов может даже гражданский самолёт захватить, взять экипаж и пассажиров в заложники, многих погубить.

• Сталинские репрессии. Жертвы коммунистического террора.
• Белый террор в России
• Святой изверг

• Белые рыцари Врангеля

• Дело Белых устами охранителей

• Историческое враньё с Николаем Сванидзе

Товарищи бойцы! Сплотим ряды, споем что-нибудь хором, И ответим белой сволочи революционным террором!

В. Пелевин.

5 сентября 1918-го года Совнарком РСФСР выпустил постановление, которое вошло в историю как "Декрет о Красном терроре".

Буржуины до сих пор ещё своих мажорных деточек тем славным Декретом пужають, если деточки не слушаются гувернёра, не желают кушать чОрную икру или, к примеру, чересчур часто садятся в пьяном виде за руль папиной "Мазератти" и попадают в ДТП, нанося убыток семейному бюджету: "Будешь плохо себя вести - придёт комиссар и отправит тебя на Луну, согласно Декрету о Красном терроре!"

Вдумчивый читатель может пробить Декрет и задаться вопросом: а чего в нём страшного-то? Ну, сказано тут, что заговорщиков нужно стрелять, а подозрительных граждан изолировать от общества и проверять на предмет причастности к заговорам. И что? Типа, если в демократической РФ (или в демократических США) сколотить вооружённую банду с целью убийства главы государства, членов правительства и представителей правящей партии, как это делали члены "белогвардейских организаций", то - тебе расейские менты (или мериканские копы) почётную грамоту выпишут? Вон, сатрапы Николашки Кровавого - даже просто НЕДОВОЛЬНОГО царизЬмом россиянина, решись он своё недовольство публично продемонстрировать, могли шашкой по башке приголубить, вообще без каких-либо разбирательств. А касаемо "заключения подозрительных лиц в лагеря" - так царский губернатор имел возможность любого жителя "своей" губернии отправить в ссылку, административным порядком. Как сейчас тебе без суда и следствия 15 суток ареста выписывают, так в РКМП тебе могли выписать путёвку в Туруханский край, например.

Отчего же Постановление СНК от 5-го сентября кажется буржуинам, буржуинским родственничкам и буржуинской обслуге - таким страшным? Да оттого же, отчего убийство Николашки Кровавого у нас "жуткое преступление, за которое вся страна должна каяться", а убийство Павла Первого - просто не очень весёлый исторический факт, не шибко примечательный даже. Павла-то прикастрюлили благородные господа дворяне, представители правящего эксплуататорского класса, почти что ровня царю. А Николашку вывело в расход чумазое быдло, которое даже смотреть государь-амператору прямо в глаза правов не имеет. Вот и с террором то же самое. Царский казак мог раскроить тебе голову нагайкой просто за то, что ты рядом с антиправительственным митингом прогуливался. Для буржуинов и буржуинских подголосков всё это - "легитимное насилие". Но вот если за антиправительственную деятельность прищучивает власть рабочих и крестьян - тогда возмущению буржуинских журнашлюх-"пацифистов" не будет предела.

Тут, к примеру, пугает читателей RT Красным Террором Максимка Соколов, похожий на православного попа, который решил косплеить товарища Сталина )))


Разберём его статейку - это будет для нас повод ещё раз поговорить о революционном насилии и буржуазном пропагандонстве.


5 сентября 1918 г. Совнарком РСФСР издал постановление, где указывалось: «Обеспечение тыла путём террора является прямой необходимостью... Необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путём изолирования их в концентрационных лагерях; подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры». Этот документ получил название «Декрет о красном терроре».

Как видим, наш пухлый бородач вырвал из коротенького текста Постановления все строчки, в которых имеется слово "террор" или "расстрел", и эти строчки скомпоновал. Чтоб страшнее получилось, ага. Но всё равно - жителям богоспасаемой РФ не очень страшно. Они-то уже попривыкли к заголовкам типа "Полиция ликвидировала такого-то и такого-то".


В настоящий момент оперативно-следственные группы устанавливают личности ликвидированных бандитов, а также мотивы их пребывания в данном лесном массиве.[1]

Видите - сперва тебя застрелим, а потом выясним, что ты за человек и зачем пошёл в "лесной массив" гулять. И всё это без каких-либо экстренных постановлений о "триколорном терроре". И обыватели особо не напрягаются, ведь сказано же в новости, что убитые без суда люди, личность которых неизвестна, а мотивы туманны, были "бандитами". Значит и пофиг, что их застрелили, так им и надо. Всё в духе Глебушки Жеглова.

Правда, Жеглов-то учил Шарапова, что прежде чем по всей строгости разбираться с бандитом - сперва ещё надо доказать, что он бандит. Но и сам Жеглов этой своей максиме толком не следовал, и полицейским начальникам эта максима пофиг, ну и нам она тоже побоку, соответственно. Привыкаем потихонечку, что менты в плен не берут.
Уж не знаю - привыкнем ли? Вон, американцы до сих пор никак не могут приучиться к тому, что их копы имеют полное право подозрительных американских граждан забивать, калечить, а то и вовсе отстреливать, как бешеных собак. Всё возмущаются, даже бунтуют иногда.
Мол - "Наши жизни имеют значение", да. Наивные такие, смех!
С чего это ваши жизни "имеют значение"?
Вы чё, миллионеры, или хотя бы миллионерская обслуга?


Так или иначе, Дивный Новый Порядок многим американцам не по душе.

А ведь американцев к этому замечательному порядку давно приучают...

...приучают, пока американские СМИ пугают пендоса-обывателя кровавым Сталиным, кровавым Путиным и кровавой рюсской мафией.

Мериканских журнашлюх можно понять - бороться с Путиным безопаснее, чем бороться с шерифом своего родного городка. Путин далеко, где-то за океаном, а шериф тут, неподалёку, с целым мешком возможностей испортить пронырливой журнашлюхе жизнь. И уж совсем безопасно - поносить и разоблачать товарища Сталина, который давно почил в бозе и никак себя защитить от наветов с поклёпами не сможет.
Вот и журнализда Соколова современные проявления государственного террора не волнуют - ни расейские, ни американские. Соколова намного больше интересуют расстрелы столетней давности, он даже огорчён, что сограждане плохо про эти расстрелы помнят.


Революционные события столетней давности вообще отмечаются и обсуждаются довольно вяло — довлеет дневи злоба его, а прежняя риторика насчёт новой эры в истории человечества напрочь забыта. Но если забвение постигло даже парадные события, в честь которых раньше были установлены табельные дни, то уж тем более мало охотников вспоминать день, который прямо гласит: «Террор!».

Ну, сегодня-то ты без санкции Православного Начальства хрен чего "широко отметишь". И совсем неудивительно, что Начальство не даёт санкции отмечать революционные события столетней давности, ведь по ходу тех событий предыдущей инкарнации Православного Начальства открутили бОшки. Тем не менее, нельзя сказать, чтобы эти события уж совсем "постигло забвение". К примеру, про Великий Октябрь высказались почти все мало-мальски значимые политические деятели богоспасаемой РФ, специально к дате было снято несколько крупнобюджетных фильмов и сериалов,

а уж про мутный вал документалок с "разоблачением большевистских зверств" я и не говорю - прям телевизор невозможно включить, чтобы не нарваться на очередной котоламповый рассказ про аццкого Ленина, которого мама-еврейка и папа-калмык подучили г'усских пг'авославных людей насмерть убивать.
Вот и г-н Соколов о том же пишет-заливается:

Может быть, горячо взялись бы поминать этот день антикоммунисты, но тут горячности препятствует общая размытость понятия. Что считать террором применительно к отечественной истории после 1917 г.? Если считать таковым политику устрашения, заключающегося в массовых репрессиях без суда и следствия, просто по принадлежности к нежелательной социальной группе, то такая политика никак не укладывается в узкие временные рамки Декрета о красном терроре, действие которого было формально прекращено спустя два месяца — 6 ноября 1918 г.

Между тем различные мероприятия, сопровождающиеся массовыми казнями, а также иными репрессиями, имели место как до 5 сентября, так и после 6 ноября. Задолго до 5 сентября, практически сразу после прихода большевиков к власти, выяснилось, что при полном развале госуправления единственным напрашивающимся способом решения разных задач новой власти является расстрел или угроза расстрелом. В переписке председателя Совнаркома В.И. Ленина постоянно встречаются требования расстрелять разные группы лиц: пьяниц, саботажников, бывших офицеров, проституток, контрреволюционеров etc.

Жалко, конечно, контриков, пьяниц и проституток с саботажниками... Вечная память жертвам большевистских зверств, Лучшим Людям России!
Кстати, Соколов забыл про ещё парочку "социальных групп", которых Ленин не любил и всё время норовил расстрелять: про спекулянтов и бандитов.


Факты злоупотребления очевидны, спекуляция чудовищна, но что сделали солдаты и рабочие в массах, чтобы бороться с нею? Если не поднять массы на самодеятельность, ничего не выйдет. Необходимо созвать пленарное собрание Совета и постановить произвести массовые обыски в Петрограде и на товарных станциях. Для обысков каждый завод, каждая рота должны выделить отряды, к обыскам надо привлечь не желающих, а обязать каждого, под угрозой лишения хлебной карточки. Пока мы не применим террора — расстрел на месте — к спекулянтам, ничего не выйдет. Если отряды будут составлены из случайных, не сговорившихся людей, грабежей не может быть. Кроме того, с грабителями надо также поступать решительно — расстреливать на месте.[2]

Ох уж этот жестокосердный Ильич! Ну неужели нельзя было бороться со спекулянтами - добрым словом и лаской? Ну неужели грабителей-мародёров нельзя унять при помощи мягких и вежливых увещеваний? Ай-ай-ай... Ленин не знал, а моржеобразный г-н Соколов знает, видимо, какие-то волшебные способы управлять Россией образца 1917-го года совсем без расстрелов.

Впрочем, я сомневаюсь, что этот г-н Соколов действительно настолько наивен, что он совсем-совсем ничего не слыхал о дореволюционной практике применения насилия по отношению к политическим противникам правящего класса и что он реально полагает, будто расстреливать на Святой Руси начали строго "после прихода к власти большевиков". Дело, вишь, не в расстрелах как таковых, а в том, кто именно и кого именно расстреливает. Скажем, если ты борешься с большевиками, то тебе простительно не токмо в милиционеров, пограничников, руководителей партии и правительства стрелять (это уж само собой разумеется!), враг Совдепов может даже гражданский самолёт захватить, взять экипаж и пассажиров в заложники, многих погубить - а буржуйские режиссёры про исполнителей этого мерзкого теракта снимут вполне себе сочувственную кинокартину, в которой жертвами будут выставлены не несчастные жертвы террористов, а сами террористы. Мол, советская власть гнобила и мучила талантливых людей, не платила им за выступления многомиллионные гонорары, значит таланты имели полное моральное право заниматься захватами заложников.

Но такая вот "толерантность" только на врагов Советской власти распространяется. Сегодня бедолагам, страдающим от нехватки животворящего бабла, не то что самолёты захватывать не дозволяется, сегодня тебе Православное Начальство сплетёт лапти даже за одиночный пикет с плакатиком "Тяжко стало жЫть".
Двойные стандарты, однако!
Тут как с "развалом госуправления" в 1917-м году. Типа, в развале всего и вся виноваты большевики. Ну конечно! Давайте забудем четыре года изнурительной Мировой войны, забудем транспортный, продовольственный, топливный, жилищный и промышленный кризисы, начавшиеся ещё при царе-батюшке, забудем Февраль, забудем несколько крупнейших политических кризисов подряд, забудем корниловщину - ведь всё сие только укрепляло Россию-матушку и приучало россиян ненавидеть насилие...
Помнится, товарищ Ленин в августе 18-го года хорошо по этому поводу задвинул:

Обвиняют нас в разрушениях, созданных нашей революцией... И кто же обвинители? Прихвостни буржуазии, — той самой буржуазии, которая за четыре года империалистской войны, разрушив почти всю европейскую культуру, довела Европу до варварства, до одичания, до голода. Эта буржуазия требует теперь от нас, чтобы мы делали революцию не на почве этих разрушений, не среди обломков культуры, обломков и развалин, созданных войной, не с людьми, одичавшими от войны. О, как гуманна и справедлива эта буржуазия!

Ее слуги обвиняют нас в терроре... Английские буржуа забыли свой 1649, французы свой 1793 год. Террор был справедлив и законен, когда он применялся буржуазией в ее пользу против феодалов. Террор стал чудовищен и преступен, когда его дерзнули применять рабочие и беднейшие крестьяне против буржуазии! Террор был справедлив и законен, когда его применяли в интересах замены одного эксплуатирующего меньшинства другим эксплуататорским меньшинством. Террор стал чудовищен и преступен, когда его стали применять в интересах свержения всякого эксплуататорского меньшинства, в интересах действительно огромного большинства, в интересах пролетариата и полупролетариата, рабочего класса и беднейшего крестьянства!

Буржуазия международного империализма перебила 10 миллионов человек, искалечила 20 миллионов на «своей» войне, войне из-за того, английским или немецким хищникам господствовать над всем миром.

Если наша война, война угнетенных и эксплуатируемых против угнетателей и эксплуататоров, будет стоить полумиллиона или миллиона жертв во всех странах, — буржуазия скажет, что первые жертвы законны, вторые преступны.

Пролетариат скажет совсем другое.[3]

К сожалению, сегодня у расейского пролетариата вообще голоса не имеется, за всю страну говорят буржуйские подпевалы: соколовы, соловьёвы и прочая пернатая живность. Кроме того, у хозяев этой живности уже давно нет конкурентов, они прибрали к рукам абсолютно все мало-мальски крупные СМИ, потому пернатые могут нести всё, что бог на душу положит, не опасаясь спроса. Могут рассказывать про ХПП, например. Могут по истории пройтись, как проходится г-н Соколов:


И после 6 ноября массовые казни продолжались. Достаточно вспомнить расправу, которую Землячка и Бела Кун учинили над населением Крыма после эвакуации Врангеля.

Над населением, сцуко, Крыма. Расправу учинили. Землячка и Кун, сам-друг. Прям пришли в Крым - и давай с населением расправляться. Прям тащили всех встречных-поперечных в подвал и там расстреливали, ага.
Для сведения "незамутнённых" читателей:
На самом деле, Крым был последним плацдармом белогвардейцев, которые с 18-го года по всей России ураганили, лили кровь мешками, пытаясь снова посадить на шею народу кодлу помещиков, ростовщиков, спекулянтов и фабрикантов. Врангель, спасая свою шкуру и свои чемоданы, бросил бОльшую часть боевых соратничков в Крыму, на растерзание местному населению, которое врангелевцы унижали и грабили целый год подряд. И население мечтало с белогвардейцами, которые не успели в Турцию свалить, задушевно пообщаться. Т-щ Землячка и т-щ Кун постарались этот акт народной мести хоть как-то упорядочить, чтоб растерзанными оказались не все беляки поголовно, а только реальные военные преступники, у которых руки по локоть кровью крестьян и пролетариев были измазаны.
Сие и есть "расправа над населением Крыма", о которой пишет Соколов... Геббельс уже отошёл в угол и начал папироску раскуривать...

В принципе, историки считают датой окончания красного террора 1921 г., когда закончилась Гражданская война, но это вопрос сложный. Трудно не усмотреть политику массового устрашения в мероприятиях эпохи «великого перелома» и в решениях, принятых 1 декабря 1934 г. (немедленно после убийства Кирова): максимальное упрощение судопроизводства, очистка Ленинграда от бывших людей etc. Дальше, в 1936—1938 гг., тоже устрашение хоть куда.
Декрет от 5 сентября 1918 г. примечателен тем, что слово «террор» не пытались скрыть как ужасное и неприличное — напротив, им гордились. Впрочем, Ленин любил это слово до самой смерти — в письме наркомюсту Курскому от 17 мая 1922 г. он писал: «Суд должен не устранить террор, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого». Заметим, что Сталин, который был вряд ли сильно гуманнее Ленина, напротив, этого волшебного слова всячески избегал. В его эпоху оно не употреблялось вообще. По известной формуле «явление есть, а слова нет».

Ещё раз повторю: террор это не только устрашение, но и вообще любое насилие по отношению к политическим противникам. Ясный пень, пока существуют классы, пока существует классовая борьба, пока существует государство - террор никуда не денется. Можно придумывать всякие красивые эвфемизмы, а можно прямо называть террор "террором", суть дела от перемены названий не меняется. Потому и написал т-щ Ленин фразу, которая напугала г-на Соколова. Государство у нас есть аппарат насилия, а значит суд - часть аппарата насилия - должен насилие не устранить, а только ввести в рамки, ограничить новым пролетарским Правом. Причём Ленин не хочет уподобляться буржуазным политическим деятелям, не хочет декларировать, будто советский суд есть учреждение "надклассовое", "внеклассовое", ищущее какой-то абстрактной, неземной "справедливости" - всё это "фальшь" и "прикрасы". Ленин хочет, чтобы все знали: советский суд есть часть пролетарского государства, а основная задача советского суда - проведение в жизнь пролетарских интересов. Это не хорошо и не плохо, это - НОРМАЛЬНО.

При феодализме суд старается решать все вопросы в пользу графьёв-князьёв и прочих бар, при капитализме суд обеспечивает интересы богатеев, при социализме суд стоит за пролетариев. А по-другому всё будет, а упразднится классовая сущность суда - только после построения бесклассового общества, когда экономические интересы всех человеков станут совпадать полностью, когда классовая борьба уйдёт в прошлое. Потому совсем не удивительно, что при Сталине "явление" террора тоже имело место. Пока у власти рабочих и крестьян есть враги - власть рабочих и крестьян будет отвечать на вражьи вылазки насилием, сиречь террором. Или, быть может, кто-то хочет сказать, что у советской власти во времена Ленина и Сталина не было никаких врагов? Что у вчерашних расейских "хозяев жизни" - помещиков, банкиров, торгашей etc - не было желания вернуть взад времена своего ленивого благополучия? Что поднявшееся за время НЭП кулачьё собиралось сидеть, сложа руки, и спокойно наблюдать, как крепнут колхозы, размывающие самые основы кулацкого процветания? Что капиталистическое окружение не хотело реставрации капитализма в СССР и не предпринимало практических действий ради осуществления своих хотелок?


Скорее всего, тут дело в смене культуры. Первое советское правительство было не то что идеально образованным, но, безусловно, члены его выросли и сформировались в рамках тогдашней европейской культуры, когда тон и интеллектуальную моду задавала Франция. Что и проявилось в наркомах, когда, придя к власти, они рядились в камзолы французских революционеров — подобно тому, как последние, в свою очередь, рядились в греко-римские одежды. Очевидно, это необходимо, ибо как-то возвышает себя — «Я не просто дорвался до власти, я продолжатель великих традиций». Отсюда и весь лексикон 1918 г., все эти декреты, комиссары, отсюда и театральное объявление о терроре.


Гы-гы! Обожаю! Отпустил чувак старорежимную бородку, напялил на пухлое тело допотопный френч, онегинские часы с цепочкой в карман сунул - и давай прикалываться с революционеров, которые, мол, "рядились" во что-то там ))))
Оборжаться можно. Оказывается, слова "декрет" и "комиссар" большевики применяли, чтобы "возвысить себя", ню-ню. Охренительный психолог этот ваш г-н Соколов! Надо попросить его провести анализ поведения современного расейского истеблишмента - откуда взялся лексикон 2018-го года, все эти президенты, сенаторы, мэры, омбудсмены, парламенты, праймериз, депутаты, бизнесмены, менеджеры? В чьи камзолы рядятся современные расейские "элитарии"? А в чьи там одежды рядились святые Романовы, принимая титул "царь" (искажённое латинское "caesar")?
Что же до "театральности" - объявление о терроре ничем не отличалось от прочих объявлений Соввласти.


Сталин, как человек другого образования и другой культуры, уже совершенно не нуждался в декорациях 1793 г. Тем более что и декорации сильно на любителя. Гениальность тов. Сталина была в том, что он понимал: в случае надобности заниматься террором можно и даже нужно, а вот употреблять слово «террор» совершенно не нужно, гораздо лучше петь: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек».

Вот так г-н Соколов и заканчивает свой лживый опус. Последняя фраза очень любопытна, потому я её красным выделил. Видите, товарищи, буржуинские пропагандоны считают опекаемый "электорат" тупым быдлом, которое поверит вапче во что угодно. Буржуинские пропагандоны на полном серьёзе полагают, к примеру, что если быдлу написать красивую песенку про "так вольно дышит человек", то быдло сразу обрадуется, песенку подхватит и даже не заметит, беззаботно напевая, что чуть не половину населения страны Кровавая Гэбня утащила в зловещий GULAG-Архипелаг, а половина оставшейся на воле половины - подохла от голодомора. Если у нонешних пропагандонов в головах такие вот убеждения - неудивительно, что пропагандоны столь нагло и топорно пропихивают через СМИ идею отъёма пенсий у населения. Это всё та же логика. Типа, вот только расскажем по телевизору о вреде пенсий - быдло тут же возьмёт под козырёк и с радостью от пенсий откажется. Нужно только ещё песенку вдобавок написать, про то, как хорошо живётся в богоспасаемой РФ - и дело в шляпе! Пролетарии - они ж тупые, они ж как тот Буратино, на что хочешь поведутся!
Правда, результат у современных пропагандонов получается не совсем такой, какого советская пропаганда в сталинские времена добивалась. Почему-то население никак не восторгается своей райской жизнью, злобно плюётся, заслышав в телеящике современные вариации на тему "жить стало лучше, жить стало веселей" и не спешит встречать представителей любимой власти стоячими овациями.

Вот же загадка - почему так? Почему при Сталине народ, ан масс, верил и в "жить стало веселей", и в "колхозы-миллионеры", и в "стахановцев" - а в современные пропагандистские истории про "активных пожилых людей, которым отсутствие пенсии не мешает заниматься скалолазанием и скандинавской ходьбой" никто вменяемый не поверит? Может, потому, что стахановцев и колхозы-миллионеры советские граждане могли наблюдать вживую, в то время как сказки современных пропагандонов вапче с реальностью не пересекаются?
Да не, бред какой-то.

Наверное, секрет успеха Сталина в том, что он чаще нонешних правителей расстрелы устраивал. По крайней мере, так оно по логике буржуйских пропагандонов выходит. И меня эта логика пугает, прямо скажем. Ничего хорошего от таких буржуинских рассуждений пролетариям ждать не приходится. Знаете, что из таких рассуждений вытекает? Белый Террор, вот что.


Потому, товарищи читатели, можете считать этот пост рекламой благости Красного Террора.

Если все беспристрастные нашей внутренней жизни сходятся сейчас в познании одного основного положения, а именно, что внутренней контрреволюции, способной сокрушить революцию рабочих и беднейших крестьян, сейчас нет, то это основное положение логически вытекает из всего хода истории.

Окинем мысленным взором все прошлое исторического развития и завершения капиталистической системы. Мы видим, что буржуазия создала только один «народный лозунг» - это патриотизм, объединение между всеми классами во имя отвлеченных интересов отвлеченного «отечества».

Теперь этот лозунг бесповоротно разбит всем ходом мировой бойни, и в особенности великой русской революцией, показавшей воочию, что у буржуазии нет отечества, а только свои грубые классовые интересы.

И в буре, и пламени мировых событий, в сознании трудящихся масс крепко внедрился новый социалистический лозунг: единение между всеми трудящимися во имя пролетарской революции, во имя переустройства всего мира, раскрепощения от всякой эксплуатации, всякого угнетения.

Вот величайшая сила революции.

Но с другой стороны, ее слабость заключается почти всецело в том, что сами трудящиеся массы, угнетаемые веками, жили и томились в своей темной доле, результатом чего явилась неспособность сразу взять управление государственной жизнью в собственные мозолистые руки, строить эту жизнь без наемных услуг интеллигенции, проникнутой старыми буржуазными взглядами, без этих всячески саботирующих революцию господ. Это обстоятельство отразилось на всем положении отсутствием должной организации.

Наоборот, сила контрреволюции как раз заключается в том, что там много капиталов, бросаемых щедрой рукой прижатых к исторической стене капиталистов, что там работают образованные, специально подготовленные для организационной деятельности люди.

И мы наблюдали, что сравнительно незначительные горсти белогвардейцев, получивших специальное военное образование, снабженных своими англо-французскими друзьями деньгами и оружием, иногда совершали частичный переворот, разгоняли Советы, расстреливали наших товарищей, снова закабаляли рабочих и бедноту и т. п.

Все это исключительно потому, что мы до сих пор не могли создать такую же мощную организацию, способную в любой момент отразить все удары. Но что же мы видели? Эти частичные победы не закреплялись, белогвардейские шайки потом исчезали, яко дым, от лица огня революции, таяли словно «сами собой».

Почему это? А единственно потому, что у контрреволюции нет никаких лозунгов, способных привлечь массы.

Наоборот, пролетарская революция сильна этими лозунгами, почему, в конце концов, массы сознавали свой классовый долг и подавляли контрреволюцию.

И вот англо-французские империалисты, наша буржуазия теперь стараются изо всех сил в изобретении способов привлечения к себе масс.

Патриотизм рухнул, религия также не поддержала капиталистов, ибо угнетенные больше других разбираются в моральном содержании всяких религий. Что же осталось? Да ровно ничего, кроме «общих мест» об улучшении продовольствия, излюбленной обывательскому «благодушию», «свободы», «моей хаты с краю» и больше ничего.

Кто же может идти под этими лозунгами?

Мы видим, что общая картина контрреволюционных восстаний свидетельствует, что под этими лозунгами никто активно не способен идти, ибо эти лозунги чисто обывательские, а обыватель - не элемент для активной борьбы.

Остаются для контрреволюционеров только безработные офицеры, да те элементы, которым революция наступила на грудь, стала поперек их классовым интересам, то есть буржуазия и мелкая буржуазия. Но здесь уже нет никаких лозунгов, а грубая корысть. Здесь наблюдается следующая картина: буржуазия, ничем не рискуя, кроме капиталов, стремится за счет мелкой буржуазии, которая и является пушечным мясом контрреволюции, сломить ненавистный Советский строй.

Общая картина восстаний подтверждает это основное положение: восстания происходят, главным образом, в губерниях и районах, где сильны кулацкие элементы и где трудовое крестьянство, наоборот, относительно слабо.

Это мы говорим про так называемые «стихийные» восстания, то есть про восстания при участии «масс». Что же касается непосредственно белогвардейских стратегических операций, то они происходят по инструкциям их тайного штаба опять-таки в расчете исключительно на пробуждение упомянутой «стихии».

Отсюда, историческая задача Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией заключается в создании мощной организации, способной конкурировать с организацией белогвардейских тайных штабов.

Залог успеха в ней - привлечение к этой активной борьбе с контрреволюцией самих трудящихся масс, в объединении их на лозунгах пролетарской революции, на лозунгах решительной борьбы, ибо она наиболее быстрая.

Всюду на местах, в особенности же в районах с преобладающим кулацким элементом, должны быть организованы наши ячейки, задача которых заключается не только «в пресечении», но, главным образом, в собирании вокруг себя революционной энергии трудового люда.

И мы верим, что эта энергия так или иначе собирается и воплотится в одну мощную железную организацию. За это говорит то обстоятельство, что трудящиеся массы ныне с величайшим мужеством, перенося все выпавшие на их долю лишения, не поддаются ни на какие провокации наемных предателей и в молчаливо-скорбном спокойствии накапливают свой пламенный гнев величайшей грозы, которая неминуемо разразится над головами эксплуататоров и угнетателей всего мира.

Это - гроза - историческая стихия, но она во что бы то ни стало должна быть превращена в стройное организационное целое, в величайшее движение, объединенное классовым сознанием и классовой дисциплиной.

Вот творчески созидательная задача местных Чрезвычайных Комиссий, которые должны помнить, что в самом продолжении «стихийного хаоса» заключается величайшая опасность для революции, ибо контрреволюция, обладая толстыми мешками с золотом и «тонкими» умами продажных предателей, постарается во что бы то ни стало спровоцировать эту стихию. Местные Чрезвычайные комиссии, близко соприкасаясь с подлинными трудящимися массами, должны бдительно следить за всеми попытками к такой провокации, рассеивая и разъясняя массам всю хитроумную механику контрреволюции.

Как конкретное пожелание мы можем выдвинуть указание на необходимость более тесного контакта с агитационными отделами местных Совдепов, чтобы, таким образом, психологическое воздействие на массы происходило по одному стройному плану, в который в качестве его главной основы будут включены материалы, ответственные работы Чрезвычайной комиссии.

Мы твердо верим, что эта историческая миссия, выпавшая на долю Чрезвычайной комиссии, будет исполнена нашими дружными усилиями, проведена в должном сведении.

Тогда мы соберем воедино всю революционную энергию трудящегося класса и, во имя лучшего будущего всего мира, мобилизуем ее на борьбу с контрреволюцией, борьбу решительную, непоколебимую и беспощадную.[4]


Красный Террор - и Белый Террор не пройдёт! Скажем решительное пролетарское "нет" любому террору, кроме Красного и любым войнам, кроме классовых!

Как-то так, товарищи.

Рот Фронт!

remi-meisner
 
 
0
+4874
Aldanov

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru