войти кнопки соц.сетей
28 января 2019 в 11:50

Век Арктики

Заполярье хотят превратить в регион стабильности и сотрудничества.

Сегодня к Арктике приковано внимание буквально всего мира. Это продемонстрировала состоявшаяся на минувшей неделе в норвежском Тромсе 13-я международная конференция «Арктические рубежи», на которую прибыли представители 35 стран. Правда, общее число участников – примерно 2,5 тыс. дипломатов, политиков, бизнесменов, ученых и даже студентов – было меньше, чем в предыдущие годы. Причина – шатдаун в США, ограничивший делегацию до минимальных размеров, и перестановки в правительстве Норвегии, совпавшие по времени с конференцией, из-за чего ряд заявленных высокопоставленных чиновников отсутствовали.

Исключение было сделано для министра по делам климата и окружающей среды Олы Элвестуены и главы МИД Норвегии Ине Эриксен Сёрейде. Выступая на первой пленарной сессии, она задала тон работе конференции, охарактеризовав Арктику как регион мира, стабильности и международного сотрудничества.

В Москве тоже убеждены, что неразрешимых противоречий в Арктике нет, как и нужды в ее милитаризации. За несколько дней до форума в Тромсе министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе Большой пресс-конференции выразил надежду, что американская «манера создавать везде ситуации, обостряющие отношения между странами соответствующих частей мира, не будет проявляться в Арктике». Так он прокомментировал появившиеся в СМИ сообщения о том, что в Вашингтоне планируют направить военные корабли в Арктику летом этого года, что преподносится как первая операция ВМС США по обеспечению свободы судоходства в регионе.

По мнению Сергея Хрущева, директора департамента государственной политики и регулирования в области гидрометеорологии, изучения Арктики, Антарктики и Мирового океана Минприроды, ХХI столетие можно с полным основанием назвать Веком Арктики. Огромный экономический потенциал региона должен использоваться в интересах процветания, благосостояния и социального прогресса его жителей, общая численность которых превышает 5 млн человек. Освоение северных широт предполагает многосторонний подход и означает создание устойчивого моста между Европой и Азией, который обеспечит новые возможности сотрудничества между континентами.

Как прозвучало на форуме, интерес к Арктике вызван, во-первых, глобальным изменением климата, выразившимся в ускоренном таянии арктических льдов.

По словам Торе Фуревика, директора Центра климатических исследований в норвежском Бергене, каждую секунду регион освобождается от 10 тыс. т морских льдов. Во-вторых, человечество осознало, что от сохранения экосистемы Заполярья во многом зависит экологическое благополучие всей планеты.

Но важнейшую роль играют, конечно, данные о несметных богатствах Арктики и появление современных технологий глубоководного бурения, позволяющих добывать полезные ископаемые со дна моря в суровых северных условиях. Что касается России, то уже сейчас в Заполярье добывается почти 100% алмазов, сурьмы, апатита, 98% платиноидов, около 95% никеля, кобальта, хрома и марганца, 60% меди, 40% золота. По данным Минприроды, запасы там исчисляются следующими цифрами: природного газа – 55 трлн куб. м, нефти – 7,3 млрд т, конденсата – 2,7 млрд т. По оценкам экспертов, за счет усилий России, Норвегии, США и, возможно, Канады в 2040–2050-е годы именно на шельфы арктических и дальневосточных морей будет перемещаться добыча нефти и газа, а во второй половине XXI века объем добычи в Арктике будет сопоставим с Персидским заливом. Правда, все это станет реальностью при высоких мировых ценах на углеводороды.

На свои доли шельфа претендуют все восемь приарктических государств: Россия, США, Канада, Норвегия, Дания, Швеция, Финляндия и Исландия. Даже Китай, который шесть лет назад стал наблюдателем в Арктическом совете, а в 2018-м опубликовал Белую книгу с изложением стратегии действий близ Северного полюса, строит ледоколы для освоения Северного морского пути (СМП). Уже запущен первый шар: судно Tian En китайской компании Cosco Shipping совершило свой первый арктический рейс в Европу. Кстати, Китай и Россия в ряде выступлений упоминались как две главные угрозы для мирного северного соседства. Наибольшая активность Москвы и Пекина в регионе, видимо, не может не раздражать других игроков. Хотя о создании арктического альянса речь вообще не идет. Китай пока только тестирует СМП и налаживает экономические связи с российскими добывающими компаниями.

Своим путем на Север следует Сингапур. Его представитель Азиз Мерчант рассказал о поразительной активности азиатского города-государства на арктическом направлении и его пользе для партнеров в Заполярье. Речь идет, в частности, о строительстве по заказу арктических стран судов специального назначения и развитии туризма в северных широтах. По словам Мерчанта, Сингапур готов заняться организацией посреди Северного Ледовитого океана туристического хаба, который обслуживал бы все круизные суда.

Впрочем, к массовому туризму в Заполярье весьма скептически относятся в России. Директор дирекции Северного морского пути Вячеслав Рукша считает, что эта отрасль высокозатратна, а отдача от нее малосущественна, принимая во внимание, что за сезон – с конца июня до середины августа – можно провести всего пять круизов к полюсу.

Гораздо больший потенциал, особенно для бизнеса, кроется в эксплуатации СМП – самой короткой водной дороги из Азии в Европу. Если сравнивать с Суэцким каналом, суда могут экономить по меньшей мере 10–15 дней. Поэтому в летний период себестоимость транспортировки грузов в среднем ниже на 33–35%, чем по южной магистрали. Среди других преимуществ СМП по сравнению с Суэцким каналом – отсутствие очередей и большая безопасность. Традиционный южный путь проходит через пиратский Малаккский пролив и сомалийские воды, что означает высокие затраты на обеспечение безопасности рейсов. Из-за обострения ситуации на Ближнем Востоке также возникают риски остановки движения через Суэцкий канал. «Плюс отсутствие тайфунов, смерчей, ураганов и других тропических природных неприятностей», – пояснил «НГ» Хрущев.

Задача максимум, стоящая перед СМП, – стать конкурентом Суэцкому направлению. Эксперты считают, что в ближайшие годы это едва ли удастся, учитывая то, что беспрепятственный проход через СМП возможен пока не более пяти месяцев в году, а также разницу грузопотоков и популярность Суэцкого канала – 1 млрд т ежегодно. В общем, в дискуссиях о привлекательности маршрута в Тромсе звучало слишком много «но», и крупные перевозчики, судя по всему, стремятся самостоятельно проверить его на практике. Однако в долгосрочной перспективе коммерческое освоение СМП вполне возможно, утверждают они.

Обозримые цели для России – обеспечить круглогодичную навигацию и перевозить до 80 млн т грузов в год (в настоящее время – 19 млн т). Как следствие – стать платформой для экспорта углеводородов в перспективный Азиатско-Тихоокеанский регион, включая Японию, о чем говорили на недавней встрече в Кремле президент РФ Владимир Путин и премьер Японии Синдзо Абэ. Кстати, глава российского государства поставил федеральную задачу сделать СМП именно «глобальной транзитной артерией».

Собравшиеся в Норвегии специалисты считают, что реализация перевозок по СМП будет зависеть от трех факторов. Во-первых, нужно обеспечить круглогодичную навигацию, и развернувшееся в России строительство атомных ледоколов преследует именно эту цель. Вместо нынешних четырех к 2039 году их должно быть 13, включая суператомоход «Лидер», способный ломать лед толщиной до 4 м.

Во-вторых, в повестке дня развитие портовой инфраструктуры, создание новых торговых коридоров, которые позволят сократить время прохождения по СМП. В-третьих, должен появиться перевозчик, готовый регулярно транспортировать контейнеры по СМП. Для этого он должен озаботиться постройкой специализированных контейнеровозов по примеру танкеров-газовозов ледового класса, производимых в настоящее время в Южной Корее.

При этом из контекста не выпали опасения ряда арктических игроков по поводу привнесения Россией в регион логистических рисков и препятствий свободному прохождению судов по СМП. Профессор Университета Британской Колумбии (Канада) Майкл Байерс, например, не сомневается, что Россия ни за что не позволит пользоваться северным маршрутом без специального соглашения.

«В случае, если какая-либо иностранная компания-перевозчик захочет воспользоваться Севморпутем как транзитным маршрутом, препятствий ей никто чинить не будет при условии соблюдения ею соответствующей конвенции ООН», – рассказал «НГ» Рукша. То есть если иностранное судно следует без остановки в российских портах, то с него взимаются лишь плата за ледокольную проводку и лоцманский сбор.

Делясь с «НГ» впечатлениями о форуме, Николай Корчунов, посол по особым поручениям МИД РФ, отвечающий за международное арктическое сотрудничество, отметил, что для России норвежская конференция интересна еще и в контексте предстоящего в апреле в Санкт-Петербурге международного форума «Арктика – территория диалога». «Надеемся, что тот конструктивный обмен мнениями, который состоялся в Тромсе, получит логическое продолжение в Северной столице России», – сказал он.

Дипломат рассказал, что в мае в Финляндии пройдет министерская встреча стран – членов Арктического совета, на которой председательство в организации перейдет к Исландии. На очереди – Россия, у которой бразды правления Заполярьем будут в 2021–2023 годах и для которой каждый процесс в регионе является вопросом национальной безопасности.

Источник: http://www.ng.ru/courier/2019-01-27/9_7492_arctic.html

--------------------------------------------

<…>

Минерально-сырьевой потенциал продолжает оставаться ведущим фактором экономического роста и развития промышленного производства региона. Решающим является его вклад в формирование объема грузоперевозок. <…>

В связи с освоением природно-ресурсного потенциала, реализацией крупных федеральных и региональных программ по созданию и развитию промышленных производств и транспортной инфраструктуры возрастает роль Республики Коми как будущего крупного промышленно-логистического ареала на Европейском Севере Российской Федерации. В последние годы здесь наметились новые направления формирования трансконтинентальных транспортных коридоров и связанных с ними минерально-сырьевых потоков.

Огромным стимулом для дальнейшего развития минерально-сырьевого потенциала является наземная транспортная инфраструктура: железные и автомобильные дороги, нефтегазотрубопроводные системы, нефтяные и СПГ-терминалы, мосты.

Среди основных направлений формирования и развития материковых транспортных коридоров особое внимание уделяется созданию железнодорожных магистралей Белкомур (Архангельск – Сыктывкар – Пермь) и Баренцкомур (Индига – Ухта – Пермь), строительству перехода Лабытнанги – Троицко-Печорск – Ивдель – Енисейск – Усть-Кут, ветки Воркута – Усть-Кара, Северный широтный ход (Салехард – Надым – Новый Уренгой – Коротчаево).

Эти многофункциональные магистрали обеспечивают трансконтинентальную связь портов Белого, Баренцева и Карского морей с портами Тихого океана и определяют новые направления выхода сырьевых регионов Европейского Севера, Урала и Сибири на рынки Западной Европы и Северной Америки.

<…>

Известия Коми научного центра УрО РАН. № 3(27). Сыктывкар, 2016.

Рис. 1. Перспективы индустриально-транспортного развития Республики Коми.


 
 
0
komiarktika

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru