войти кнопки соц.сетей
9 февраля 2019 в 12:23

Русская нация

Совершенно глупо рассуждать о каких-то национально-патриотических мотивах масс, по велению сердца вставших за веру, царя и отечество против (смешно сказать!) католической экспансии. Не могло быть никаких национальных чувств у населения, не было национального самосознания, то есть чувства принадлежности к нации, как и самой нации. Наличествовали лишь сословия и сословные интересы.

• Святые 90-ые Наины Ельциной
• Киргизинг 1916 года
• 37-й. Версия первая и главная
• Россия любит кнут!
• К юбилею Красного Террора
• Система телевизионного, дистанционного наведения Фау-2 (1945г.) и история Фау


Там, где идет отчаянная драчка за власть, вообще никакой посторонней романтики быть не может. То, что сегодня пропаганда представляет, как «освобождение Москвы от польских оккупантов народным ополчением Минина и Пожарского» - это на самом деле был замес между сторонниками Семибоярщины, призвавших на русский трон польского королевича Владислава (Москва ему охотно присягнула, как русскому царю) и их противниками, желающими видеть царем иного кандидата. В частности немалая доля боярства ратовала за английского короля Якова I Стюарта, надеясь на то, что он поможет им наладить вывоз хлеба с помощью английских торговых кораблей.

А уж про то, что простой народ (чернь) якобы встал, как один, на защиту Святой Руси и прочее бла-бла-бла мне слышать совершенно смешно. Пропаганда раздула миф о бюргере Минине, который будто бы произнес с броневичка пламенную речь и поднял массы на борьбу с захватчиками. На самом деле деньги на экспедицию в Москву собирались следующим образом: выборные (члены оргкомитета по-теперешнему) брали в заложники жен и детей состоятельных горожан и предлагали выкупить их, в противном случае угрожая продажей в холопы. Остальных просто облагали разовым военным налогом в треть стоимости имущества. Тех, кто не смог выплатить требуемую сумму, продавали в холопы, а имущество полностью конфисковывалось в пользу... нет, не государства. Пикантная деталь: Минин состоял у Пожарского на должности казначея, то есть сам же и распоряжался гигантскими суммами.

Не факт, что он приворовывал из общака, но тут дело в другом: ополчение Пожарского было никаким не ополчением в привычном смысле слова, а являлось обычным наемным войском. По дошедшим до нас свидетельствам даже рядовые «контрактники» получали очень большие по тем временам деньги – 30-50 рублей в год. Для сравнения: стрельцы, несшие гарнизонную службу в сибирских острогах, имели жалованье порядка 5 рублей в год. Поэтому в «русское» ополчение охотно потянулся сброд военный «интернационал» со всего света. Очень много в нем было нищей польской шляхты: а что, сабля есть, в кармане пусто – почему бы не поучаствовать в туземных разборках московитов, если за это платят хорошо? Особенно охотно нанимались участники Сандомирского рокоша (восстания шляхты) против Сигизмунда III.

Любопытный парадокс: освобождать Москву от ляхов и литвинов (русских из западных княжеств), служащих русскому царю Владиславу, отправились ляхи и литвины, нанятые на деньги, вырученные от продажи в рабство русских обывателей русскими «патриотами». В частности широкую известность получило имя польского ротмистра Павла Хмелевского, непосредственного подчиненного Минина, который решительной атакой отбросил от кремля передовые роты гетмана Ходкевича, идущего на прорыв к осажденному в Кремле гарнизону. Так вот, в этом сражении, решившем исход всей кампании, Хмелевский командовал целым польским эскадроном. Кстати, дальнейшая судьба Хмелевского весьма показательна. Он принял православие и перешел в русское подданство, однако уже через полтора года осознал свою ошибку и решил бежать, однако был разоблачен, обвинен в измене и сослан в Сибирь, где и умер. Каторги тогда еще не существовало, сама служба в Сибири считалась суровым наказанием. Да, русский мир во всей его красе – из него, как из мафии, обратного хода нет!

Широкое участие в наемном по своему характеру ополчении европейских «волонтеров» и литовского казачества (сейчас его называют украинским), сам характер ВНУТРЕННЕЙ войны, в ходе которого решался вопрос о власти, камня на камне не оставляет от мифа о якобы народном характере движения за независимость русского государства (от кого?). Да, в русской Смуте активно участвовали иностранцы, прежде всего поляки и шведы, но они представляли интересы тех или иных претендентов на трон. Шведы (наемный корпус Делагарди) пришли в Московию не как оккупанты, а как союзники царя Василия Шуйского в борьбе с Лжедмитрием II в соответствии с Выборгским трактатом. А вот поляки вмешались в свару как раз из-за этого, поскольку они в 1600-1629 гг. находились в состоянии войны со Швецией.

Для них посадить на московский трон королевича Владислава было нужно вовсе не затем, чтоб подчинить Святую Русь папе римскому, как сейчас несут пургу тупыорылые поцреоты-пропагандоны, а исключительно для того, чтобы сорвать проект Стокгольма по продвижению в русские цари шведского принца Карла Филиппа. Этим активно занялся Делагарди после того, как русские кинули его с деньгами (наемников вообще-то обманывать чревато), его «работодателя» Шуйского пленили поляки, а москвичи присягнули Владиславу. Ни Польша, ни Швеция не были заинтересованы в войне с русскими просто потому, что война на два фронта никому не нужна, но ни та, ни другая сторона не могли допустить военного союза Москвы с их противником.

Совершенно глупо рассуждать о каких-то национально-патриотических мотивах масс, по велению сердца вставших за веру, царя и отечество против (смешно сказать!) католической экспансии. Не могло быть никаких национальных чувств у населения за 200 лет до начала становления национальных государств. Не было национального самосознания, то есть чувства принадлежности к нации, как и самой нации. Наличествовали лишь сословия и сословные интересы. Против католичества было настроено духовенство, бывшее феодальным сословием. Логично: русская церковь только в 1589 г. получила автокефалию (не совсем красивая произошла история со взятием в заложники вселенского патриарха Иеримии II) и стала единовластно распоряжаться громадным богатством – с чего бы ей признавать верховенство пап?

В Литве по тем же самым меркантильным соображениям часть православного духовенства во главе с митрополитом Михаилом Рогозой пошла на унию с Римом, создав греко-католическую церковь. Чернь в принципе тогда никто не спрашивал, как она желает креститься-молиться. В Литве же православные не восстали против поповской «зрады»? Точно так же и на Руси никто не восставал против никонианской реформы, хотя недовольных было очень много. Большинство и тогда, и сейчас составляют конформисты, принимающие абсолютно любой выбор властей. Зарубите себе, граждане на носу: народ (масса) за веру никогда и нигде не воюет, религиозную карту разыгрывает лишь элита для мобилизации пушечного мяса. Сегодня РПЦ на Украине ссаными тряпками гоняют - кто за «веру предков» там на баррикады пошел? Страсти там возгораются почти исключительно по воросам имущественного, а не теологического характера.

В свете сказанного выше все сказки про государственничество и патриотизм русского народа – абстрактные умствования совершенно оторванных от реальности фантазеров. Да, в XIX веке возник заказ на национальную идеологию (вспомним триаду «самодержавие-православие-народность») и десятки пропагандонов типа нынешних Старикова, Мединского и Проханова наваяли горы мифологического шлака. Каноническая русская историграфия – набор патриотических сказок, адаптированных для зомбирования масс. Надо отдать должное мифотворцам: сказки эти хоть и нелепы, но весьма эффективны, потому что построены на приятной для всякого имперца лести их национальным чувствам. Поэтому сегодня даже получившие светское и отнюдь не гуманитарное образование люди, вроде профессора Сулакшина, с удовольствием, а порой даже с экстатическим наслаждением несут несусветную хрень про Москву-Третий Рим, про «сусанинский» патриотизм великороссов в смутное время, про славянское братсво, про историческую дружбу русского и украинского народов и прочую нелепую фигню.

А. Кунгуров

 
 
0
+3469
Aldanov

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru