войти кнопки соц.сетей
26 февраля 2019 в 15:45

Почему Украина подыхает

Украина вымирает с рекордными темпами в мире: с 1991 г. 52-миллионная страна потеряла 10 миллионов населения. Некоторые эксперты утверждают, что с учетом трудовой миграции это все 20 миллионов. Какой нормальный человек пойдет воевать с агрессором, чтобы отстоять свое право спокойно вымирать под национальным флагом?

• Украинство - форма безумия

Открываем украинский учебник истории – и наблюдаем это самое оно: вся история Украины – история ее «угнетения» чужаками (кацапами, ляхами, австрияками и др.). К реальности данная мифология отношение имеет весьма отдаленное, но это не должно удивлять, древняя русская история – тоже одна большая сказка. Древняя украинская история – просто копипаста древнерусской сказки с заменой слова «Русь» на «Украина»: древнеукраинский язык, Киевская Украина, походы украинских витязей в Византию, крещение Украины, прибивание украинского щита на ворота Царьграда, все дела.

А вот дальше начинается буйство свидомой фантазии: оказывается, російсько-українські війни с перерывами длятся с 1148 г. по настоящее время. 870 лет – юбилей, однако. 400 лет москальского ига, борьба свободолюбивого украинского народа за суверенитет «козацкой державы», кровавое подавление ее монголо-мокшой, грабеж и насилие, запрет говорить на ридной мове, насильственная русификация, депортации украинцев в Сибирь – в общем весь комплект садомазохистской мифологии. Концепции истории, культивирующие комплекс национальной неполноценности, румынский историк Флорин Тома очень метко назвал лакримогенными, то есть слезоточивыми.

Парадокс в том, что вся эта фантомная историческая попаболь, долженствующая подготовить общество к неминуемому столкновению с вековым врагом украинского народа, не сработала. Когда в 2014 г. подлые чечено-кацапы посягнули-таки на святую землю украинской державы, украинцы продемонстрировали практически нулевую готовность противостоять агрессии. Многие же наоборот радостно селфились с интервентами и просились в родную имперскую гавань. И это совсем не удивительно: нация, у которой четверть века воспитывали синдром жертвы, органически неспособна защитить себя.

Да, знаю, мне уже писали свидомиты, что ВСУ и ВНГ в 2014 г. героически спасли весь свободный мир, оставновив 300-тысячную (!!!) орду вооруженных до зубов ихтамнетов. Ну, типа, героям слава, победили рашистов, чепчики в воздух и можно теперь клянчить очередной транш у МВФ, который стопудово дадут, потому что Украина доказала цивилизации свою полезность в качестве санитарного кордона. Ладно, допустим, так оно и было. С тех пор прошло четыре года, побежденные рашистские оккупанты продолжают хозяйничать на Донбассе. Почему бы украинцам не победить их еще разок и не вызволить братьев-украинцев из-под кацапской неволи? Наверняка 1,5 миллиона украинских беженцев хотят вернуться в свои дома. Крым в этом случае перепуганные москали сами отдадут, попросят прощения, да еще и компенсацию выплатят.

Однако этого не происходит. Общество не сплотилось перед лицом угрозы, не встало на защиту своих идеалов. Миллионы добровольцев не осаждали военкоматы, зато количество уклонистов, бегающих от мобилизации, исчислялось как раз этими самыми миллионами. Часть украинцев с мазохистским наслаждением упивается комплексом жертвы, большинству же в целом вообще все равно. Ну, оккупировано два куска твоей страны, да и похер. Есть дела поважнее – ипотеку платить, кредит за тачку выплачивать...

Ничего иного и быть не может. Промыть мозги десяткам миллионов людей лакримогенной пропагандой можно, но она не всесильна. Когда нужно заставить индивида чем-то жертвовать, требуется серьезная мотивация, а пропаганда может убедить кого угодно в чем угодно, но мотивации она практически не дает. Вы можете себе представить, чтобы молодой человек пошел воевать на Донбасс ради того, чтобы отомстить клятым москалям за батуринскую резню 1708 г. (см. картинку)? Он может сколько угодно ненавидеть рашистов и Пуйло, он может с энтузиазмом сраться в тырнетах с колорадами и ватниками, но, чтобы всерьез воевать, нужна серьезная мотивация. Деньги – хороший стимул, однако, поскольку с деньгами в Незалежной напряг, на первое место выходит мотивация общегражданская.

Воевать за Украину народ пойдет не потому, что московский коган Андрей Боголюбский будто бы зруйновал Киев в XIII веке, а лишь в том случае, если национальное государство имеет для них ценность здесь и сейчас. Что дали четверть века украинской государственности населению? Экономический итог - разруха и нищета масс при баснословном богатстве отдельных лиц. Эти самые лица сегодня увлеченно рассказывают, что во всех текущих бедах Украины виноваты москали, как и все предыдущие столетия: ага, москали начисто уничтожили украинский авиапром и судостроение, в 27 раз снизили производство тракторов, в 6,5 раза уменьшили количество крупного рогатого скота, в 6,3 раза – овец и коз, и даже свиней стало меньше в 2,7 раза. Сахара украинцы стали производить в 2,4 раза меньше, колбасы – в 3,5 раза.

Тут, правда, наблюдается удивительный парадокс: рекордные экономические показатели у Украины были тогда, когда она являлась кацапской колонией. Даже в кризисном 1991 г. УССР по душевому ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности ($6400), превосходила Польшу ($5 700). Сегодня за польскими $29 600 украинцы взирают из глубокой ямы, имея лишь 8 700 условных доллара на душу населения (номинальный ВВП вообще в 3,5 раза меньше). Из всего этого любой украинец должен сделать элементарный вывод: Украине лучше быть колонией, причем лучше – колонией европейской, а не азиатской. Но если весь пафос украинского государственного проекта в том, чтобы сменить хозяина, то ценность государственной независимости стремится к нулю. Так с какой радости колониальные холопы будут отстаивать ту самую независимость, от которой они желают отказаться? Они уже попросились в холопы новому барину – вот он теперь пущай и урезонивает бешеного русского медведя.

Я, конечно, стебусь, но факт в том, что экономически украинский проект потерпел абсолютный провал. Украина с официальной зарплатой в 320 баксов в месяц стала самой нищей европейской страной. Ну, возможно, Молдавия с ее средними $290 чуть опережает в этой гонке на дно. Правда тут есть нюанс: самая динамично растущая статья национального дохода Молдавии - денежные переводы трудовых мигрантов, так что реальные доходы молодован несколько выше, чем фиксирует внутримолдавская статистика. Этот феномен даже получил название "молдавское чудо". Украинцев же слишком много, чтоб хотя бы треть их уехала батрачить в Европу. Так какой у них стимул защищать свою нищету? Тут возникает только одно желание – бежать из этой клоаки, что украинцы и делают при первой же возможности. За венгерскими паспортами аж очереди выстраиваются в Закарпатье.

Но не хлебом, как говорится, единым. Есть еще социальная справедливость, потребность в которой в цивилизованном обществе столь сильна, что за нее люди воюют даже на сытый желудок, как например, "желтые жилеты" во Франции. Успехи социального украинского проекта, мягко говоря, не впечатляют: чудовищное материальное расслоение, коррупция, заморозка социальных лифтов, правовой нигилизм, двукратный рост преступности по сравнению с совком. Социальный каркас государства трещит по всем швам: пенсии ниже прожиточного минимума; в 1991 г. в УССР насчитывалось 700 тыс. больничных коек, в 2016-м — осталось 315 тысяч; на 30% сократилось количество школ, на 60% стало меньше детсадов. Я бы мог сказать, что инвестиции в человеческий капитал на Украине опустились до африканского уровня, но не хочется незаслуженно обижать негров. Как итог всего вышесказанного – Украина вымирает с рекордными темпами в мире: с 1991 г. 52-миллионная страна потеряла 10 миллионов населения. Некоторые эксперты утверждают, что с учетом трудовой миграции это все 20 миллионов. Какой нормальный человек пойдет воевать с агрессором, чтобы отстоять свое право спокойно вымирать под национальным флагом?

Может быть, Украина расцвела культурно, освободившись от кацапского ига? Ведь теперь никто не запрещает говорыты и спиваты ридною мовою, печатать на нейкнижки никакие валуевские циркуляры не препятствуют. Однако тут мы видим ту же жопу: В 1990 г. в «колонии» УССР издано 170 миллионов книг, в 2016-м — 49 миллионов. Количество театров уменьшилось со 125 до 112, библиотек — с 25,6 тыс. до 17 тыс. Что совсем уж должно быть оскорбительно для «национального духа», украинцы предпочитают слушать иноязычную музыку, в том числе кацапскую. Ну, насчет фильмов все очевидно: украинский кинематограф скорее мертв, чем жив, рулит Голливуд. Опять же, есть повод заподозрить зраду: свободные украинцы, если верить статистике торрентов, подло качают американские фильмы в русском дубляже. Так что идти на смертельный бой с рашистами, чтобы отстоять свою культурную идентичность, у украинцев нет ни малейшего стимула.

Ценность украинской государственности в глазах самих украинцев ничтожна. Украинский проект оказался провальным именно потому, что его спешно лепили по примордиальным лекалам. Отцы нации в начале 90-х сделали ставку в формировании национальной идентичности на так называемую оппозиционную модель, в основе которой лежит противостояние «мы-они», отторжение «чужеродного», то есть русского начала, противопоставление ему украинского. Предельно емко национальную идею сформулировал второй президент Украины Леонид Кучма: «Украина – не Россия». Именно так называлась его книга, в которой он манифестировал свое понимание украинства и доказывал неполноценность русских по отношению к украинцам.

Во главу угла национального проекта ставились приверженность языку, обычаям, культурным стереотипам, родству по крови. Теперь выясняется, что воевать за эту мишуру никто не желает, а успех национального проекта массы видят, главным образом, в социально-экономическом измерении. И ведь позитивных примеров для свидомитов было более чем достаточно. Разве Ирландия после обретения независимости стала бороться с английским языком, на котором по сию пору говорит абсолютное большинство ирландцев? Разве ирландская политика строилась на отторжении Британской империи и самовыпиливании из ее экономического пространства? В Дублине спокойно стоит даже фонтан в честь королевы Виктории, при которой в Ирландии случился самый настоящий, а не мифический голодомор. После этого монументы в честь представителей английской оккупационной военщины - Веллингтона и Нельсона (взорван террористами в 1966 г.) - удивлять не должны.

Никто не культивировал в ирландцах чувство национальной неполноценности, да и синдрома «младшего брата» у них не наблюдается. У них даже нет фантомных болей по поводу Северной Ирландии, которая самоопределилась остаться в составе Объединенного королевства (среди ирландцев-католиков в Северной Ирландии недовольные как раз имеются). Четвертая часть страна переметнулась к «колонизаторам», которые несколько веков геноцидили гордых кельтов, и никаких взрывов национально-озабоченных пуканов это не вызывает. В ситуации, когда ирландцы живут чуть не вдвое богаче своих бывших «угнетателей» (душевой ВВП $70 000 против $39 000 в Великобритании по номиналу) все это не имеет ни малейшего значения.

Если бы украинцы имели ВВП $70 000 на душу, а не $2 500, то они бы вряд ли сожалели о том, что дотационный Крым сдриснул в родную гавань. Баба с возу – кобыле легче. Впрочем, в этой ситуации крымчане бы ссаными тряпками выгнали зеленых человечков, пытающихся затащить их в путинские Рабские Вымираты. Не бегут люди оттуда, где хорошо. Тут наоборот, Кубань и Воронеж вовсю махали бы двуцветными флажками и просилась на «историческую родину» - хоть в Киевскую Русь, хоть в Киевскую Украину, хоть в Великое княжество Литовское, главное – туда, где жить сытно и безвизно.

А. Кунгуров
 
 
0
Uriy_Milutin

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru